Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Мари Анж. История "идеальной телки"

Ирина Тартаковская | Опубликовано: 21.08.2006

Перед нами Мари-Анж, сексуальная блондинка, труженица салона красоты, обладательница розовой шубки, стройных ножек и удивленно-ленивого взгляда юной антилопы. Первая отличительная черта этой замечательной героини, принесшей Бертрану Блие вместе со своими друзьями-любовниками-подельщиками Жан-Клодом и Пьеро мировую славу – это достойная удивления кротость. При первом же появлении ее на экране (в обществе слегка потасканного папика-работодателя) бедняжку берут в заложники.

Мари Анж. История "идеальной телки"

Удивительным образом, свое опасное положение хрупкое создание воспринимает не то, что без протеста, но практически безразлично – единственное, что ее интересует, это не опоздает ли она завтра на работу. И даже на оплеухи своих экспансивных похитителей реагирует столь же индифферентно – что называется, не делает из этого проблемы.


Откуда же берется такая кротость, такое меланхолическое спокойствие, переходящее в полное равнодушие к собственной судьбе? Ключ ее находится в непростой сексуальности милашки Мари-Анж. Как убеждаются ее новые знакомые-похитители в результате развития их случайного знакомства, она абсолютно фригидна, то есть не способна испытать оргазм – как они не стараются. И даже впечатляющий сексуальный мастер-класс, который устраивает с ее участием Жан-Клод (Депардье), оставляет ее столь же глубоко равнодушной, как и собственное похищение, как и соучастие в уголовных преступлениях, как и довольно беспардонное поведение свалившихся ей на голову самозваных любовников.

В чем причина такой пассивности? Что-то не так с девушкой? Если следовать пафосу картины Блие, глубоко проникнутой идеологией 60-х, то ответ будет другим: что-то глубоко не так с окружающим ее миром. Мы не знаем, как складывалась жизнь Мари-Анж за кадром, до того, как она возникла на экране в своей розовой шубке, со своим меланхолическим, пустоватым взглядом, но легко можем предположить: ее безучастность связана с тем, что с ней, в общем-то, не происходит ничего нового. Такова уж участь небогатой красотки в «мире чистогана»: тебя будут использовать, тебя будут куда-то тащить, с тобой будут настойчиво заниматься сексом малознакомые и малоприятные люди, ты легко можешь стать разменной монетой для конкурентных мужских амбиций. В самом первом эпизоде ее постоянный любовник хамоватым жестом собственника приподнимает ей шубку и показывает неудачливым грабителям безукоризненные ножки: что, нет у вас такой бабы? Да и похитители ее – далеко не Робин Гуды: первым делом, расплачиваются ею со своим знакомым – продавцом подержанных автомобилей. Сопротивляться – бессмысленно: так устроена жизнь, и Мари-Анж не видела другой. Собственно, у нее и не возникает особого чувства протеста. Ей просто скучно.

Можно сказать, что она снисходительна к мужчинам: ну, что с них возьмешь? Им приятно, ей нетрудно. Отрешенный взгляд устремлен в потолок, и на вопрос навалившегося на нее взмыленного кавалера, не тяжело ли ей, она так же отрешенно вежливо отвечает: «нет-нет, все нормально»… Секс для нее изначально обесценен, исходящие рядом от возбуждения самцы вызывают даже некоторое сочувствие. Мари-Анж вяло проходит сквозь жизнь, не замечая ее – спящая красавица. И несмотря на ее пассивность, а, может, отчасти и благодаря ей, приятели-шалопаи возвращаются к ней снова и снова, как намагниченные. Еще бы! Ведь с мужской точки зрения Мари-Анж почти «идеальная телка»: спокойная, красивая, необидчивая, без комплексов, без желаний, без воли – почти лишенная личностных качеств. «Отработав» очередной сеанс принудительного секса, рассеянно приводит в порядок ногти пилочкой. Женщина, не создающая проблем – в этом и состоит саркастическая идея Блие. Жаль, конечно, что малышка фригидна, но над этим можно работать.

Но Мари-Анж, конечно, значительно больше, чем просто проекция мужских желаний: она и хотела бы чем-нибудь увлечься, и, между прочим, понять, чего же люди такое находят в этих бессмысленных ритмичных движениях? Ее новые друзья занимают ее немножко больше, чем люди из привычного буржуазного окружения: от них исходит хоть какая-то жизнь, но разбудить ее чувственность они не в силах, как ни стараются.

«Момент истины» наступает во время ограбления салона красоты, принадлежащего ее патрону. Со стороны девушки это явный акт мести, но одновременно и проявление лояльности по отношению к ее криминальным знакомым: с ними все-таки веселее. Но тут-то и наступает страшное разочарование: мужчин интересуют только деньги, а не Мари-Анж. На ее робкий лепет «поцелуйте меня» герой Депардье только отмахивается – «не время, не время… Сейчас время денег». И тут девушку прошибает: забыв о правилах безопасности, она начинает отчаянно кричать: «Я хочу, чтобы меня целовали! Я не машина для секса!» Кончается все неудачно: раздраженные приятели привязывают ее к стулу, чтобы не мешала, и оставляют на месте преступления.

Для любой женщины этого было бы более чем достаточно, чтобы возненавидеть непрошеных любовников-предателей, и попросту сдать их в полицию. Но не такова Мари-Анж: по сути, она не узнала о мужчинах ничего нового. И поэтому, когда герои Депардье и Деваэра, как ни в чем не бывало, заявляются к ней, чтобы поплакать у нее на плечах, она принимает их со все той же глуповатой благосклонностью – как снисходительная мать детей-хулиганов.

«Принцем», расшевелившим спящую красавицу, оказался только что вышедший из тюрьмы парнишка, которого притащили к ней Жан-Клод и Пьеро. Не лишенные сентиментальности хулиганы хотели сделать ему живой сексуальной подарок, но получилось, что подарок получила сама Мари-Анж. В анархическом, карнавальном мире Блие тюрьма служит кодом «истинной жизни»: побывавшие в тюрьме люди прикасаются к чему-то очень значимому, они знают цену вещам – и уж, конечно, умеют ценить настоящий секс. Юноша – бывший заключенный обладает той же самой животной энергетикой, что и его мать, тоже освобожденная зэчка, в обществе которой Жан-Клод и Пьер приобщаются к подлинной сексуальности, в которой дышит «почва и судьба». Не сразу, не сразу… но попытки примерно с третьей момент истины, наконец, наступает, и идиллическая сельская местность оглашается страстными воплями Мари-Анж. Девушка созрела!

И с совсем другим, просветленным лицом, в расстегнутом сарафанчике она бежит к своим мелкоуголовным друзьям, чтобы поделиться своей радостью: получилось! Наконец, получилось! Глубоко уязвленные приятели неоднократно прерывают ее восторженный рассказ, раскачивая барышню за руки-за ноги и бросая в воды канала – охладись, мол, немного… Но Мари-Анж, со свойственной ей толерантностью, нисколько не обижается на эти проявления задетого мужского самолюбия – чего стоят такие мелочи, когда она поняла, зачем родилась на белый свет!

Секс – это не когда тебя имеют, секс – это когда ты идешь за своими желаниями и обретаешь таким образом свободу. Причем этот «настоящий» секс, по логике фильма, может существовать только где-то на периферии, в маргинальных областях скучного и бесконечно пошлого мира постных обывателей, которым противопоставляются бесшабашные и безбашенные герои Блие. И Мари-Анж, которая сначала следует за своими приятелями с безразличной покладистостью вьючного животного, постепенно осваивается в этом маргинальном мире, и начинает играть уже вполне активную роль. Теперь она сама решает, с кем будет заниматься сексом и как долго. Более того, ее энтузиазм и неутомимость просто обескураживают мужчин-героев: вопрос о том, кто кого теперь имеет, как бы повисает в воздухе, но счет явно склоняется в пользу Мари-Анж. И не беда, что разбудивший ее чувственность паренек оказывается брошен по дороге в результате неудачного ограбления: все встречные люди интересуют неразлучную троицу лишь до известного предела – они играют свою роль и остаются позади, за бортом.

Точно так же они подбирают на пути и потом оставляют еще одну эпизодическую героиню: перезрелую старшеклассницу, исключенную из школы и вяло бунтующую против своих буржуазных родителей. Увязавшись за криминальной компанией, она получает свой первый сексуальный опыт, причем инициатором его выступает опять-таки Мари-Анж, которая, озаренная своим новым знанием «настоящих ценностей», искренне хочет поделиться им с окружающими. Секс для Мари-Анж – единственная подлинная инициация, способ установить контакт с окружающим миром, найти в нем своем место и источник наслаждения. Девственница – все равно, что не рожденный на белый свет младенец. «Не можем же мы ее вот так оставить?», - взывает она к совести своих спутников. И ее участие в эпизоде дефлорации Жаклин, рискованном даже по канонам свободолюбивого кинематографа 70-х, делает всю сцену почти нежной: пристроив голову случайной подруги у себя на коленях, она улыбается ей с выражением искренней симпатии и солидарности.

Последняя часть фильма построена по законам классического ‘road movie’: герои находятся в постоянном движении, атмосфера опасности вокруг них сгущается, их разыскивает полиция – теперь уже за целую серию все более серьезных преступлений. Обвиняемые в убийстве Жан-Клод и Пьеро предлагают девушке сойти с дистанции: она, в конце концов, не замешана ни в какой серьезной уголовщине, она может спастись – но Мари-Анж даже не рассматривает это предложение. Только что ощутившая вкус и темп подлинной жизни, она не желает возвращаться к полусонному существованию идеальной телки, которой патрон не разрешает носить трусики.

По сути, герои «Вальсирующих» обречены – но именно Мари-Анж сохраняет полное самообладание и оптимизм, придавая окончанию фильма нотку надежды: «Мы не попадем в тюрьму, - говорит она. – Я абсолютно в этом уверена». Жизнь для нее – это то, что есть здесь и сейчас, и пока она физически продолжается, Мари-Анж смотрит ей в глаза со свойственной ей безмятежностью. В общем-то, можно сказать, что это самый полноценный и самодостаточный персонаж фильма.

 

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.