Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Атарксиафобия, или Невыносимая стерильность бытия

Ирина Тартаковская | Опубликовано: 24.04.2013

Обычно, когда мы говорим о страхах, мы имеем в виду разные угрозы, истинные или мнимые: люди бояться смертельных болезней, числа тринадцать, черных кошек и профессиональных неудач. Но есть такие фобии, которых не найдешь в справочнике психолога – по крайней мере, пока. Речь идет о страхах не личностного, а, скорее, социального и даже экзистенциального порядка. Верующие люди бояться утратить веру, влюбленные – не только быть брошенными, но и разлюбить. Думающие, рефлексивные люди – утратить смысл жизни. Сегодня речь пойдет о норвежском фильме Йенса Льена «Неуместный человек». Этот фильм не вписывается в жанр ужасов, хотя на экране – в буквальном смысле загробное царство. Скорее, это философская притча. Но для нас картина Льена – прекрасный повод поговорить о новых страхах, ставших реакцией на свойства сегодняшней культуры, на непростые вызовы современной цивилизации.

Атарксиафобия, или Невыносимая стерильность бытия

Антология фобий. Атарксиафобия

Атарксиафобия – сравнительно новый термин, употребляемый культурологами и философами. Он образован от греческого слова атарксиа, буквально обозначающего бесстрастие, безразличие, нечто подобное апатии, но с более сильным значением. Его появление отражает определенные особенности состояния постиндустриального культурного сознания.Современное потребительское общество не просто слишком привязано к вещам, оно перестало продуцировать новые смыслы. Достигнутое в отдельных странах, отдельными социальными слоями благополучие избавляет людей от необходимости бороться за хлеб насущный: они получают его досыта, и их доля, при условии соблюдения правил игры, гарантирована. Социальные механизмы функционируют с четкостью и надежностью хороших швейцарских часов. Улицы хорошо убраны, жилища просторны… В этой ситуации человеческое сознание скользит по отлаженной жизни, и не может ни за что зацепится. Безразличие, социальная апатия, утрата смыслов – вот настоящая болезнь современного общества. В погоне за личным благополучием люди утрачивают что-то очень важное, что-то необходимое им для ощущения полноты жизни – а иногда и сам вкус к жизни. Потребление дает лишь иллюзию этого вкуса – обладание каждым новым предметом, хотя и добавляет комфорта и тешит тщеславие, не доставляет никаких новых эмоций. Чтобы ощутить вкус жизни, люди занимаются экстремальными видами спорта, пробуют экзотические блюда, смотрят порнографию… Но все это не помогает от атарксии.

«Неуместный человек»

«Неизвестный человек» - это фильм производства Норвегии и Исландии. Эти страны представляют собой один из наиболее ухоженных и обустроенных уголков мира – причем не только с точки зрения уровня жизни, но и в плане демократического устройства общества, отсутствия серьезных социальных конфликтов, коррупции, терроризма и других современных бедствий. Иногда можно услышать, что именно там  построили настоящий «социализм с человеческим лицом»…

Фильм Йенса Льена начинается с удивительной сцены – на полупустой станции метро на краю платформы стоит человек со странным лицом, отрешенным и одновременно исполненным страдания. А где-то сбоку мирно целуется молодая парочка, явно не имеющая к нему никакого отношения… Впрочем, она не совсем целуется – она «делает поцелуй», старательно двигая губами и причмокивая. Глаза влюбленных при этом абсолютно ничего не отражают, они как будто выполняют какую-то рутинную работу. И в этом поцелуе есть что-то настолько невыносимое, что человек на платформе дожидается подъезжающего поезда и делает шаг вперед…

Таким образом, все остальное пространство фильма можно смело расценивать как жизнь после смерти, как загробное царство, куда попадает герой-самоубийца. А можно и не расценивать, и считать эту сцену просто «флеш-бэком наоборот», цитатой из будущего – ведь герою, 40-летнему менеджеру по имени Андреас, еще придется оказаться на этой станции метро. На самом деле, как ни странно, для фильма не так уж важно, загробная это жизнь или, так сказать, «догробная» - суть его в том, что разницы, в общем-то, никакой. Кто знает, как на самом деле выглядит «тот свет»? Может, это банька с тараканами, как казалось Ставрогину, а может быть, аккуратный, стерильно вычищенный северный город, с просторными квартирами, удобными офисами и эргономичной мебелью? Царство победившей «Икеи»…

Мифология страха. Загробная жизнь скандинавов

Вообще говоря, скандинавская мифология известна прекрасно разработанной концепцией загробной жизни. Особенно хорош Рай – легендарная Вальхалла (или Валгалла) - небесный чертог для павших в бою доблестных воинов. По легендам, он представляет собой гигантский зал с крышей из позолоченных щитов, которые подпираются копьями. У этого зала 540 дверей и через каждую выйдут 800 воинов по зову бога Хеймдалля для последней битвы Рагнарек. Воины, обитающие в Вальхалле, каждый день с утра облачаются в доспехи и рубятся насмерть, а после воскресают и садятся за общий стол пировать. Едят они мясо вепря Сехримнира, которого забивают каждый день, причем он тоже каждый день воскресает.

Скандинавский Ад называется Хельхейм, буквально – владения Хель, богини мертвых. Согласно мифу, Хельхейм - это холодное, темное и туманное место, куда попадают все умершие, кроме героев, заслуживших честь вечно рубиться друг с другом в Вальхалле. Вернуться из Хельхейма не может никто, даже боги.

Социология страха. Общество суицида

Конечно, образцовый офис корпорации, куда прибывает на работу герой фильма «Неуместный человек», очень мало напоминает Хельхейм. И все же велик соблазн посчитать, что действие фильма разворачивается именно там, в мифическом скандинавском аду. Но только этот ад почти не отличается от посюсторонней жизни – причем в ее лучших, наиболее благоустроенных образцах. В самом деле, какой мученик офиса отказался бы попасть на место Андреаса – с хорошей работой, приветливым боссом, модной машиной, красивыми и сговорчивыми подругами! «Большинство жителей в нашем городе счастливы», - говорит Андреасу женщина-мэр, и, наверное, в ее словах есть правда. Потому что для того, чтобы испытывать фобию атарксии, надо еще сохранять в себе сколько-то жизни, не быть отравленным безразличием до конца. А для большинства жителей города эта фаза давно уже пройдена…

Для понимания фильма важно иметь в виду, что благополучные страны Скандинавии имеют одни из самых высоких в Европе показателей по уровню самоубийств. Особенно выделяется в этом плане продвинутая, социально защищенная Швеция… Ничего удивительного тут нет – великий французский социолог Эмиль Дюркгейм еще в ХIХ веке показал, что уровень самоубийств выше не там, где тяжелее жизнь, а там где сильнее аномия – утрата социальных ценностей, прямая предшественница атарксии….

Встает вопрос о том, угрожает ли атарксия только тем людям, которым «нечего больше хотеть», как пелось у Гребенщикова, или она является чертой любого общества, растерявшего свои этические ориентиры? Россияне вроде бы пока не утратили  своих витальных инстинктов и жажды жизни, но, с другой стороны, количество самоубийств в России тоже пугающе высокое - каждый год у нас сводят счеты с жизнью около 60 тысяч человек, причем мужчины убивают себя в 6 раз чаще, чем женщины. Не пора ли и нам начинать бояться атарксии? Попробуйте честно ответить себе на этот вопрос, а потом  еще на пару-тройку вопросов:

  1. Является ли потеря вкуса к жизни, безразличие неизбежным спутником потребительского общества?
  2. Можно ли говорить о том, что отношения между людьми в новом тысячелетии постепенно становятся все более пустыми и формальными?
  3. Как вернуть себе вкус к жизни, если он уже пропал, и преодолеть депрессию?

Не знаете ответов и нервничаете по этому поводу?  Прекрасно! Значит лично вам атарксия пока не грозит!

А ответы знает эксперт-психолог, можете послушать его в программе «Другое кино. Страх», выпуск «Неуместный человек».

P.S.

Сегодня мы уже догадываемся о том, что пройти испытание сытостью иногда бывает не легче, чем голодом и лишениями. Но это не означает, конечно, что за стабильность и достаток непременно надо платить утратой чувства жизни – ведь, в конечном счете, все равно все зависит от конкретного человека. «Неуместный» Андреас сумел учуять запах подлинной жизни даже в своем стерильном городе, значит, у каждого есть шанс выбраться к свободе от атарксии…

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.