Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Вендерс: в стране двойной

Вадим Агапов, специально для ДК | Опубликовано: 26.12.2002

Библиотека в «Небе над Берлином» - место массового скопления ангелов. Тут легко поддаться самому примитивному объяснению: книги – воплощенная духовность, потому они привлекают ангелов. Но идея Вендерса может быть сложнее. Не будем забывать, что ангелы спускаются с небес, чтобы лучше понять людей...

Вендерс: в стране двойной

Вим
Похоже на псевдоним, но это подлинное имя режиссера, хотя по паспорту он Эрнст Вильгельм. Запутанная история с именем объясняется режиссером так. Отец хотел назвать его Вимом, но в ЗАГСе от него потребовали назвать ребенка немецким именем. Отцу пришлось согласиться на имя Вильгельм. Второе имя досталось от крестного отца, но в книгу регистраций актов гражданского состояния оно почему-то угодило на первое место.

Бенрат
Замок в Дюссельдорфе. Одно время там располагалась гимназия для мальчиков. Именно в это время там и учился Вендерс. В книге «Акт видения» Вендерс вспоминает, как в Париже его однажды пригласили в президентский дворец на Елисейских полях. В рабочем кабинете Франсуа Миттерана Вендерс, к своему удивлению, увидел картину с изображением собственной школы.

Новая волна
Направление в послевоенном кино Франции, а затем – и всей Европы. Выделить общие эстетические принципы довольно сложно. Скорее, авторов «новой волны» объединяло недовольство существующим положением дел и стремление уйти от модели развлекательного кино. Самые яркие представители во Франции – Жан-Люк Годар, Франсуа Трюффо, Жак Риветт, Эрик Ромер. В Германии помимо Вендерса к «новой волне относят» Вернера Херцога, Райнера Вернера Фассбиндера, Маргарет фон Тротту, Фолькера Шлендорфа и других. Помимо прочего с французскими мэтрами «новой волны» Вендерса роднит то, что он пришел в кино из журналистики. Отличия немецкой волны от французской весьма существенны. Ведь для немцев отказ от папиного кино был не только эстетической акцией, но и политической. После войны в Германии запретили снимать кино. Нужно было сначала получить разрешение от властей (кстати, первой такое разрешение дали русские студии ДЕФА, американцы же были более заинтересованы в экспорте своих фильмов, чем в возрождении германского кино). Разрешение выдавалось после прохождения процедуры «денацификации». Этой процедуре подверглись многие кинодеятели Третьего Рейха. Очень скоро они вновь задавали тон в кинопроизводстве, в качестве козла отпущения выбрав Лени Рифеншталь. Для немецкой «новой волны» сложность состояла еще в том, что любой выбор казался половинчатым. Если отказываться от навязанной американской поп-культуры, то можно сойти за консерватора. Если отказываться от наследия немецкого экспрессионизма, то легко угодить в пустую голливудскую развлекательность.
Вендерс пошел срединным путем – он начал с нуля и принял американскую кинотрадицию как свою собственную, но при этом никогда не забывал о немецкой философии и литературе. Немецкий экспрессионизм он откроет для себя позже, уже в Америке.

Рок
Неоднозначному отношению Вендерса к Америке отлично соответствовала двойственная природа рок-музыки, о которой Вендерс как-то сказал: «Рок спас мою жизнь». Серьезные фанаты настоящего рока до сих пор ломают головы над тем, где в роке проходит черта между контркультурой и продажностью. Двойственность рока, всегда тяготившая подлинных ценителей, воспринималась Вендерсом вполне естественно. Отсюда и его тяготение к феноменам типа Ника Кейва и U2, которые при всей своей альтернативности как-то слишком быстро вливаются в мейнстрим. Крайне характерно и то, что Вендерс всегда ставил британский рок выше американского. Из американских рок-звезд он выше остальных ставил Лу Рида, чья слава во многом связана с восторгами в его адрес британских звезд. Лу Рид появится в фильме Вендерса «Далеко, так близко», продолжении «Неба над Берлином».

Роуд-муви
Фильмы, снятые в жанре «роуд-муви», стали популярны благодаря битникам. Оказалось, что колесить по родной стране куда интереснее, чем путешествовать по экзотическим странам.
Жанр роуд-муви органичен для Вендерса: куда бы он ни приехал, он всюду видит одно и то же – безноколонки, закусочные, мотели, вокзалы. Подобные нехитрые перемещения в пространстве могут привести к подлинно философским выводма. Чтобы понять, как это происходит, достаточно почитать, например, «Дзен и искусство ухода за мотоциклом» Роберта Пирсинга.

Петер Хандке
Австрийский писатель. Ученик видного представителя франкфурсткой школы Теодора Адорно. Влияние идей франкфуртской школы привело Хандке к авангардистской эстетике. Только в 1972 году Хандке возвращается к традиционной манере письма в повести, исследующей причины самоубийства его матери. Сотрудничество с Вендерсом началось в 1969 году с короткометражки «Три американских диска», хотя знакомы они были и раньше. В студенческие годы Вендерс мечтал стать художником и выставлял свои картины на продажу. По его признанию Хандке в те годы покупал его картины из жалости. Первый полнометражный фильм Вендерса «Страх вратаря перед одиннадцатиметровым» поставлен по одноименному роману Хандке. Для фильма Вендерса «Ложное движение» Хандке пишет сценарий на основе романа Гете «Годы учения Вильгельма Мейстера». Фильм становится первой крупной международной удачей Вендерса.
В начале 80-х Вендерс планировал экранизировать тексты Хандке «Долгое возвращение домой», «Ученик Сент-Виктуар», «Детская история» и «О деревнях». Однако ему не удалось собрать денег. Сотрудничество возобновилось только во время работы над фильмом «Небо над Берлином».
Хандке сам снял несколько фильмов по своим текстам.

Анри Ланглуа
Руководитель парижской Синематеки, заменившей Вендерсу учебу в киношколе. Анри Ланглуа умер во время съемок «Американского друга». Газету «Либерасьон» с сообщением о смерти Ланглуа держит в руках друг Фассбиндера Даниэль Шмид, сыгравший в «Американском друге» человека, которого главный герой должен убить. «Американский друг» вышел в прокат с посвящением Анри Ланглуа.

Николас Рей
Американский режиссер, создатель знаменитого «Бунтовщика без причины» с Джеймсом Дином. Мировой славе Рея способствовали восторги представителей французской «новой волны». В России ни один фильм Николаса Рэя легально не издавался.
Вендерс снял Рея в фильме «Американский друг» в весьма двусмысленной роли. Рей играет фальсификатора. Он подделывает картины мастеров в Америке, потом переправляет их в Европу, откуда те, получив сертификат подлинности на аукционах, снова возвращались в Штаты.
Второй фильм Вендерса с Реем «Молния над водой» получил подзаголовок «Фильм Ника». Дополнительное название понадобилось Вендерсу для того, чтобы избежать нападок коллег и прессы. Дело в том, что «Молния над водой» документально запечатлела мучительное умирание Николаса Рея от рака. Вендерс пояснил, что идея фильма исходила от самого Рея, которому невыносимо было осознавать, что он больше не сможет делать кино. Кроме того, Вендерс признался, что каждое включение камеры оговаривалось с Реем. Хотя кажется, что камера работала постоянно, Вендерс заявил, что выключал камеру в самые критические моменты, когда под воздействием лекарств Рей переставал себя контролировать.

Рауль Руис
Чилийский режиссер, основные свои работы снявший во Франции. Его лучшие фильмы представляют собой попытку приспособить сюррреалистическую традицию к модным структуралистским веяниям. Руис словно задался целью придать сюрреалистическому хулиганству интеллектуальную респектабельность.
В фильме «Положение вещей» Вендерс использовал съемочную группу Руиса для того, чтобы отобразить собственный кризис, возникший на съемках фильма «Хэммет». «Положение вещей» снято на черно-белую пленку. Его полусказочная атмосфера ощущается и в «Небе над Берлином».

Черно-белое зрение
В «Небе над Берлином» ангелы видят мир в черно-белом изображении. В одном из интервью Вендерс признался, что черно-белая пленка помогает ему схватывать суть происходящего, цветное изображение разменивается на несущественные детали. Но проникновение в суть вещей еще не означает глубокой философской мрачности. Так, «С течением времени» сознательно снимали на черно-белую пленку, но фильм при всей его серьезности оставляет впечатление света и легкости. С этой точки зрения отказ ангела в «Небе над Берлином» от черно-белого зрения в пользу цветного нельзя воспринимать однозначно как победу.
Ангелы видят мир черно-белым. Так же его показывало кино в эпоху своего расцвета. Принято считать, что черно-белое кино сосредотачивает на сути, не размениваясь на детали. Однако в немецкой традиции не все так просто. Ведь еще задолго до изобретения кино подобное небрежение цветом порицалось. 24-летний Фейербах в письме Гегелю писал, что идеи не должны возвышаться над чувственном и замыкаться в царстве всеобщего. Фейербах буквально призывал спуститься с «небес» с их «бесцветной чистотой».
В определенном смысле, с «бесцветных высот» пришлось спуститься всей Германии. Потому что на людей с тяжелым опытом войны хлынул поток яркой и пустой американской поп-культуры. Шок от такой агрессивной пустоты и поднял к вершинам славы художников типа Энди Уорхола. Не будь второй мировой войны, Уорхола сочли бы эпигоном Магритта.
Добавим, что все великие звезды – из эпохи черно-белого кино. Отсутствие краски возвело их в ранг богинь. Легко назвать богинями Дитрих, Гарбо, Риту Хейворт. Назвать богинями Пенелопу Крус или Николь Кидман язык не повернется. Видимо, прекрасно это осознавая, звезды современности и стремятся сыграть в черно-белых фильмах. Так, Джонни Депп снялся в «Эде Вуде» Тима Бертона и в «Мертвеце» Джима Джармуша, Ди Каприо – в «Знаменитости» Вуди Аллена и в «Кафе «Донс Плам»» Р. Б. Робба. Из трех ангелов мирового кино, которым посвящено «Небо над Берлином», глубже всего взаимодействие цветного и черно-белого осмыслил Андрей Тарковский.

Ник Кейв
В России широкие тусовочные массы узнали о Кейве благодаря фильму Соловьева «Асса». Плакат Кейва висел в доме мальчика Бананана. После «новой волны» у режиссеров вошло в моду развешивать знаковые плакаты по стенам. Для тех, кто к такому приему не привык и мог запросто пропустить важную отсылку, Бананан специально пояснял: «Ник Кейв – мой любимый певец».
Спустся два года после съемок у Вендерса Ник Кейв опубликовал роман «И явился ослице ангел». Повлиял ли Вендерс на ход кейвовых мыслей, решайте сами. Как и фильм Вендерса, книга смело смешивает жанры, но у Кейва крен сделан в сторону чернухи. С тех пор новых романов Кейв не публиковал. В 2001 году роман Ника Кейва вышел в русском переводе.

Нет вестей от бога
В «Небе над Берлином» ангелы спускаются к людям, выслушивают их жалобы и просьбы, но не спешат передать их наверх. Существует ли вообще кто-то, кто послал их на землю? Когда фильм еще не был снят, Вендерс в одном интервью описал «Небо над Берлином» как комедию о двух безработных.

Бруно Ганц
Влюбившийся ангел из «Неба над Берлином». В кино пришел актером театра петера Штайна. В 1982 году вместе с Оскаром Зандером (второй ангел из «Неба над Берлином») снял документальный черно-белый фильм «Память» о двух актерах старшего поколения Курте Бойсе и Бернхарде Минетти. С Куртом Бойсом Бруно Ганц и Оскар Зандер снова встретились на съемочной плащадке «Неба над Берлином» (Курт Бойс, переживший в Германии все мыслимые режимы, сыграл у Вендерса роль Гомера). До роли ангела сыграл у Вендерса главную роль (Джонатан) в фильме «Американский друг».
В 1991 году Бруно Ганц появляется в роли ангела в фильме Фридика Тора Фридрикссона «Дети природы». В 1995 году опять в роли ангела снимается в ролике Вендерса для коллективной работы «Люмьер и компания».

Сольвейг Доммартин
Роль циркачки в «Небе над Берлином» - дебют Сольвейг Доммартин в кино. До 1992 года она была женой Вендерса. За это время она успела разработать с Вендерсом идею фильма «До самого конца света» и сыграть в нем главную роль.

Целлулоид
В конце 80-х Вим Вендерс был последовательным сторонником идеи «смерти кино». Он был убежден, что кино не доживет до конца XX века. В значительной степени, это определило и подбор тем его фильмов. Волна зрительского энтузиазма в 90-е его удивила, но не изменила прогнозов. Вендерс по-прежнему уверен, что в ближайшем будущем кино мутирует. Оно будет основано на цифровых технологиях, что приведет к новой форме и, следовательно, к новому содержанию. Камера, пленка и проектор, по мнению Вендерса, безнадежно устарели. Но Вендерс не воспринимает «смерть кино» пессимистически.

Робби Мюллер
Оператор Вендерса. Работает с ним начиная с короткометражки «Алабама» и по сей день. Но в самом удачном фильме Вендерса «Небо над Берлином» оператором был Анри Алекан.

Хвост
Ангелы Вендерса стягивают волосы в хвостик. В 1987 году это было модным новшеством. Носитель хвостика сохранял длинные волосы как во времена хиппи, но в то же время имел вполне строгую прическу. В то же время мода на хвосты докатилась до СССР. Питерское телевидение, самое продвинутое на тот момент, показало передачу «Музыкальный ринг» с группой «Аквариум». Лидер группы Борис Гребенщиков вел себя с публикой вежливо и корректно отвечал даже на провокационные вопросы. Многих сбила с толку прическа Гребенщикова. Пока он отвечал на вопросы, он казался коротко остриженным аккуратным молодым человеком, и только в момент экспрессивного исполнения песен становился виден хвост за спиной. Уже в январе 1987-го передачу с «Аквариумом» повторили по общесоюзному каналу. Началась эпоха постхиппи.

Потсдамер Платц
Один из персонажей «Неба над Берлином» носит имя Гомер. Его играет Курт Бойс, переживший в Германии все мыслимые политические режимы. В фильме Бойс бродит по какому-то пустырю и никак не может найти Потсдамер Платц, то есть знаменитую на весь мир Потсдамскую площадь. Его поведение может показаться странным всем тем, кто впервые побывал в Берлине во второй половине 90-х. Сейчас Потсдамер Платц – центр Берлина. Именно он создал Берлину славу столицы XXI века, настолько поразительна архитектура расположенных тут зданий концерна Sony, торгового центра Arkaden, Музея Кино, стереокинотеатра Imax, мультиплекса CinemaxX, кинотеатра Royal Palace, где ежегодно проводится Берлинский кинофестиваль, и отеля Grand Hyatt, где останавливаются самые именитые гости фестиваля. Однако все это изобилие было выстроено в рекордные сроки не ранее 1993 года. Во времена съемок «Неба над Берлином» там еще и вправду был пустырь.

Райнер Мария Рильке
За основу сценария взяты мотивы «Дуинских элегий» Рильке. История их создания примечательна и многое проясняет в замысле Вендерса. Важно иметь в виду, что Рильке родился в Австро-Венгрии (точнее – в Праге). Писать свои знаменитые элегии Рильке начал в 1912 году в замке Дуино (отсюда и название цикла), когда Австро-Венгрия была еще мощной империей. Закончил он их только в 1922 году, когда от былой империи не осталось и следа. Однако шок от Первой мировой войны послужил в «Дуинских элегиях» испульсом для размышлений о вечности и природе времени. Выпавшие на его долю испытания поэт воспринял как редкую возможность уловить устройство бытия. То же самое можно сказать о Вендерсе – он родился в разделенной последствиями войны стране с навязанным чувством вины (в определенном смысле любые серьезные действия немцев в то время казались подозрительными, лучшая жизненная позиция – наблюдать и не вмешиваться в дела других народов, новых хозяев мира). Вендерс пытался извлечь из сложившейся ситуации позитивный урок. Свои наблюдения он передал в дилогии «Небо на Берлином» и «Далеко, так близко». Вторая часть снмалась уже в совершенно иных условиях – Берлинская стена пала, карта Европы опять начала стремительно перекраиваться.
Обращение к «Дуинским элегиям» позволяет избежать ловушек слишком примитивных объяснений. Скажем, в «Небе над Берлином» ангелов не замечает никто, кроме детей. Напрашивается простое решение – невинность и непосредственность позволяет детям видеть то, что скрыто от взоров взрослых. Однако тексты Рильке подталкивают к другой трактовке. Дети улавливают иное измерение реальности потому, что не сталкиваются с будущим. Если мы привыкли считать детство чем-то вроде зерна, из которого постепенно вырастает вся наша последующая жизнь, то Рильке все наоборот: судьба – это сгусток нашего детства. Самое важное происходит на стыке между миром и игрой. Именно поэтому в элегиях Рильке, как и в фильме Вендерса, такая огромная роль отведена циркачам.
Можно добавить, что по форме «Дуинские элегии» очень напоминают клиповый монтаж, так как Рильке отказался в них от рифмовки и строгой строфики. Что, кстати, заставило говорить о прибилижении Рильке к эстетике Гельдерлина, еще одного свидетеля великих событий. Гельдерлин всю жизнь тяготел к античной ясности, но вынужден был свидетельствовать о резкой смене жизненного уклада – он стал свидетелем Великой Французской революции конца абсолютизма. Остаток жизни Гельдерлин провел в сумасшедшем доме. Долгое время он вызывал интерес только как предшественник романтиков и друг Гегеля. Массовые переиздания Гельдерлина начались после того, как его творчество переосмыслил Мартин Хайдеггер.

Франсуа Трюффо
Один из трех ангелов мирового кино, которым посвящено «Небо над Берлином». Наряду с Годаром, Ромером и Шабролем стоял у истоков «новой волны». В его фильмах часто снимался Жан-Пьер Лео, ставший даже своего рода визитной карточкой «новой волны». Трюффо начал снимать Лео, когда тот был еще подростком («400 ударов») и потом внимательно следил за этапами его взросления, отображая их в своих фильмах. У Вендерса тоже есть любимый актер – Рюдигер Фоглер. И хотя фильмы Вендерса не прослеживают эволюцию Фоглера и складываются в цикл, влияние Трюффо тут ощущается. В «Небе над Берлином» Фоглер не снимается. Он появится только во второй части дилогии – фильме «Далеко, так близко».

Клер Дэни
Ассистент режиссера в «Небе над Берлином». Это ее последняя работа в такой роли. До «Неба над Берлином» Клер Дэни ассистировала Вендерсу в фильме «Париж, Техас» и Джармушу в «Преследуемых по закону» (Down by Law). Видимо, на съемках «Неба над Берлином» Клер Дэни почувствовала, что теперь о кино знает достаточно, чтобы снимать самой. Уже в следующем году она сделала фильм «Шоколад», с которым сразу же угодила в конкурс Канн. Культовый статус обрела ее картина 1996 года «Ненетт и Бони», которая в России известна в основном по саундтреку группы «Tindersticks». Та же группа написала музыку к ее «Проблемам каждый день», шедшей в нашем прокате. В этом году Клер Дэни и Вендерс выступили уже на равных в проекте «Старше на десять минут» - каждый из них снял для этого коллективного фильма по небольшому ролику. В короткометражке Клер Дени «La Robe а cerceau» (кадр на фото) главную роль сыграл Жак Ноло, автор «Киски с двумя головами».

Библиотека
Библиотека в «Небе над Берлином» - место массового скопления ангелов. Тут легко поддаться самому примитивному объяснению: книги – воплощенная духовность, потому они привлекают ангелов. Но идея Вендерса может быть сложнее. Не будем забывать, что ангелы спускаются с небес, чтобы лучше понять людей. Самые простые и скучные людские заботы им труднее всего понять – требуется напряжение, чтобы представить себя конечным, вообразить себе телесные неудобства и удовольствия. На книги ангельских сил уходит гораздо меньше, ведь они ближе к вечности. Другими словами, библиотека – это место, где ангелы лоботрясничают. Связь книг и вечности с новой силой стала обсуждаться в ХХ веке в связи с ростом влияния знаковых систем. Известный философ Поппер даже предложил рассматривать всю знаковую деятельность как отдельный мир. Он заострил свой тезис предположением, что гибель человечества никак не повлияет на мир объективных знаний, закрепленных в знаках: люди исчезнут, но знания останутся, их сможет расшифровать какая-нибудь иная форма жизни. Идея Поппера вызвала бурное обсуждение. Противники его концепции уверяли, что созданные людьми знаки предполагают особенности человеческого восприятия, другим видам жизни они могут быть абсолютно недоступны.
Можно также предположить, что после гибели человечества книги, наконец, по-настоящему станут книгами.
Кстати, в отличие от многих мыслителей своего времени Поппер усматривал подлинные основы тоталитаризма не в текстах Ницше, а в учении Гегеля (о бесцветных небесах гегелевского абсолютного духа см. пункт «Черно-белое кино»).

Жан-Люк Годар
Задумав изучить кинопроизводство, Вендерс первым делом направился в Париж поступать в киноинститут. Попытки не увенчались успехом, но Вендерс предпочел на какое-то время остаться в Париже. Там он часто посещает кинозалы. Фильм Годара «Сделано в США» произвел на Вендерса столь сильное впечатление, что он пересматривал его шесть раз подряд. С каждым новым сеансом он не только открывал что-то новое в фильме, но и чувствовал, как изменяется сам.

Рипли
Вендерс снял «Американского друга» в 1977 г.(кадр на фото) по роману Патрисии Хайсмит «Игра Рипли». Возможно, интерес к творчеству Патрисии Хайсмит возник у Вендерса под влиянием Хичкока, которым восторгалась французская «новая волна». Хичкок, как известно, поставил по Хайсмит триллер «Незнакомцы в поезде». Но талантливый мистер Рипли отодвинут у Вендерса на второй план. Его куда больше занимает судьба жертвы Рипли. События в «Американском друге» разворачиваются через 20 лет после тех, что описаны в «Талантливом мистере Рипли» Энтони Мингеллы. В 2002 году тот же роман «Игра Рипли» экранизировала Лилиана Кавани.

 

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.