Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Джулиан Шнабель

Опубликовано: 20.09.2001

В интервью 1996 года Шнабель сказал: «Энди Уорхол – один из самых неправильно понятых людей со времен Гитлера». Но если мы до сих пор не разобрались с Уорхолом, то что же говорить о тех, кто пришел ему на смену? В 80-е годы шумно и ярко заявила о себе арт-сцена Ист Вилиджа. Многим они казались поверхностными, а Уорхол называл гиперинтеллектуальными.

Джулиан Шнабель

Закат наступил стремительно. Причина – СПИД. Эпидемия уничтожила целую среду: художников, критиков, кураторов, покупателей, хозяев галерей. Теперь многие считают 80-е годы в современном искусстве декадой раздутых репутаций, чрезмерных цен и коллективного помешательства на коллекционировании картин. Джулиан Шнабель стал символом того времени во всей его смутности и недопонятости. Как художник он прославился в начале 80-х картинами огромных размеров, написанными поверх приклеенных к полотну битых тарелок.

Как режиссер Шнабель дебютировал в 1996 году байопиком «Баския» о вундеркинде нью-йоркской арт-сцены чернокожем художнике-граффитисте Жане-Мишеле Баския, умершем в возрасте 27 лет от передозировки наркотиков. В 2000 году он поставил свой второй фильм «Пока не наступит ночь». Его герой - тоже творческая личность и жертва СПИДа - кубинскй писатель-гомосексуалист Рейнальдо Аренаса, проделавший путь от горячего приверженца революции Кастро до смертельного ее врага, получила множество наград международных фестивалях.

Обе картины – об испытаниях, которым подвергается художник в современном мире. На Баския внезапно сваливаются слава и деньги, с которыми он просто не знает, что делать, и его инфантильная психика ломается . «Ночь» - об испытаниях сексуальной одержимостью, политической цензурой, репрессиями и изгнанием. Рейнальдо Аренасу, выросшему в свободной и раскрепощенной атмосфере дореволюционной Кубы, при новом режиме Кастро была уготована трагическая судьба – запрещенного писателя, вынужденного публиковаться за рубежом, и гомосексуалиста, преследуемого правительством за свою сексуальность. В начале 80-х он бежал в США, но и здесь обрел только бедность да разочарования.

В западной критике Шнабеля обычно характеризуют как художника, обратившегося к режиссуре. Но, если в арт-мире он признан одной из самых ярких звезд, то в мире кино его долго не хотели считать своим. Его кинодебют многие сочли попыткой самооправдания нью-йоркской арт-тусовки 80-х, нарциссической безделкой и не преминули отметить, что в персонаже Гэри Олдмена – художнике, рисующем огромные по размерам полотна, Шнабель вывел самого себя. Раздражала и режиссерская снисходительность к главному герою: несмотря на то, что Баския показан капризным ребенком-гением - ранимым, безответственным и инфантильным, режиссер в то же время сознательно избегает любой оценочности его поведения. И мало кто заметил, что Шнабель одним из первых в кинематографе 90-х обратил внимание на субкультуру артистической богемы 80-х, и показал широкой публике обычно скрытые от глаз механизмы функционирования современного арт-мира. Новаторским был и кастинг фильма: в ролях знаменитостей 80-х были заняты культовые актеры, музыканты и деятели арт-сцены того же десятилетия – Дэвид Боуи, Дэнисс Хоппер, Гэри Олдмен, Кристофер Уокен. Не обратили внимания и на то, что в том же 96-ом, почти одновременно с дебютом Шнабеля появился и прогремел на фестивале в Сандэнсе похожий по тематике и настроению хит «Я стреляла в Энди Уорхола». Это были первые ласточки, с появлением которых клубная культура 70-х- 80-х забила на экранах ключом, а Энди Уорхол стал фирменным атрибутом на фоне непременных: «sex-drugs-rok’n’roll» в таких фильмах, как: «Бархатный Прииск» и «Студия 54».

«Ночь» - еще одно погружение в похожую атмосферу вседозволенности и постоянного праздника с печальным концом. На сей раз – в субкультуру гомосексуальных художников дореволюционной Кубы, показанной, как идиллическая страна, где царит бесконечное лето и гибкие мужские тела плещутся в море. На главные роли Шнабель приглашает звезд интеллектуального кино 90-х – Хавьера Бардема, Джонни Деппа и Шона Пенна. Те, кто знал Аренаса, удивились, что на его роль выбран Бардем: «Как этот мачо сможет сыграть женственного поэта?» Приз за лучшую мужскую роль на Венецианском фестивале и номинация на «Оскара» в той же категории доказали, что Шнабель не ошибся.
Как художника, Шнабеля прежде всего интересует не столько реально прожитая биография своих героев, сколько проникновение в мир их воображения, в ту жизнь, которую они могли бы вообразить. Поэтому в его фильмах часто трудно отличить реальность от фантазии, и только в их смешении обнаруживаются подлинные истоки творчества. Подобный тон задается уже первыми сценами фильмов – «Баския» начинается детским воспоминанием художника: ребенком он стоит рядом с матерью перед знаменитой «Герникой» Пикассо, и на голове его вдруг возникает, подобно нимбу, светящаяся корона. Первые кадры «Ночи»: крупный план сидящего в земле обнаженного маленького мальчика, которого мы видим, когда камера отъезжает, окруженным миром невероятной красоты. Всю оставшуюся жизнь герои фильмов проводят в поисках земного рая, познанного в детстве или ранней юности.

В поздних работах Шнабеля арт-критики замечают влияние его режиссерского опыта. В портретах своих друзей и семьи он передает ощущение и стиль других эпох, и в то же время в них неизбежно присутствуют следы современности. Заимствуя колорит картины у Веласкеса, Шнабель одевает современного арт-критика Рене Ришара (кстати, одного из персонажей «Баския») в гардероб аристократа 17-18 века, а портрет своей жены Олатц Шнабель ( она сыграла мать Рейнальдо Аренаса) выполняет в стиле знаменитого портретиста Томаса Гейнсборо. В одном из интервью сам художник пояснил этот прием: «Когда делаешь фильм, важны две вещи: конфликт и ритм. Когда пишешь картину - тоже чувствуешь ритмические колебания. По мне рисование – всегда битва между изображением и материалом. Это – то, что касается конфликта. Например, в моих картинах – это соперничество одновременности и времени, которое можно сравнить с балюстрадой XVI столетия, прикрепленной к зданию в XVIII. Но функция изобразительного искусства – иная, чем в кино. Картины могут быть герметичны, фильмы - нет» (интервью газете «Вашингтон пост»).

Эта концепция времени получает выражение и в фильме «Пока не наступит ночь». Джонни Депп появляется здесь одновременно в двух эффектных камео: в роли тюремного садиста-надзирателя, флиртующего с заключенным Аренасом, и в роли сногсшибательного трансвестита, который выносит на своем теле произведения писателя за пределы тюрьмы. Эмблема подобной дуальности – и сам Рейнальдо Аренас – художник, наивно связывающий революцию с личным спасением, который жестоко пострадал от нее сам. Показателен и финал фильма: параллельный монтаж нью-йоркских трущоб, где провел последние годы Аренас, и прекрасных, но сильно обшарпанных видов современной Гаваны словно подчеркивает двойственность судьбы кубинского писателя.

По словам Шнабеля, в ежедневной работе художника, как и на съемочной площадке фильма, один из самых важных моментов – создание эффекта непреднамеренности, свежести, несыгранности. «Когда я рисую, я не хочу знать, что я делаю. Это должно получаться, как чудо. Если все объяснимо мне становится очень скучно, это как говорить вещи, которые уже заранее знаешь». Так, например, сцену, когда в клуб румбы посреди вечеринки врываются полицейские, кубинская часть съемочной группы восприняла адекватно – шок на их лицах был настоящим, потому что подобные происшествия до сих пор являются частью их повседневной жизни. Другой пример: чтобы финальная сцена умирания Аренаса не выглядела слишком заученной, режиссер посвятил актера Хавьера Бардема в текст роли прямо перед началом съемок. Свой новый фильм Шнабель назвал «Списком Шиндлера» для кубинцев». В красоте образов, которыми пронизаны книги Аренаса, режиссер находит пути коллективного спасения целого народа, ведь красота, говорится нам, это враг, перед которым бессильна любая диктатура.

Марина Сиунова, специально для ДК

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.