Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Дзига Вертов. Пожалуйте в жизнь!

Евгений Майзель, специально для ДК | Опубликовано: 18.04.2006

2 января 2005 года исполнилось 110 лет со дня рождения режиссера, сценариста, теоретика кино и литератора Дзиги Вертова (Денис Аркадьевич Кауфман). Компания "Другое Кино" отметила годовщину этого уникального кинематографиста изданием в секции "Великий Немой" одной из самых знаменитых документальных лент XX века c оригинальным саундтреком Майкла Наймана.

Дзига Вертов. Пожалуйте в жизнь!

Вертов известен главным образом благодаря своей наиболее знаменитой работе «Человек с киноаппаратом» (1929), однако в историю отечественного и мирового кинематографа он бы вошёл даже без помощи этого яркого произведения документального (как принято считать) киноискусства. С 1919 по 1930 гг. Вертов был одним из ведущих кинематографистов и по технической инновационности своих изысканий, и по уровню теоретической осмысленности своих поисков, и просто как один из самых активных деятелей в киноиндустрии, только как режиссер создавший за десятилетие 25 лент. Активно и в высшей степени творчески Вертов работал до конца своих дней, успев многое сделать и в эпоху звукового кино (в частности, именно он первым в России создал кино именно звуковое, а не озвученное), однако пик его творческого взлета приходится, несомненно, на авангардные 20-е.

Денис Кауфман родился в Польше, в то время входившей в состав Российской Империи. Учился в Психоневрологическом институте и Московском университете. Начало профессиональной деятельности (а Кауфман сразу остановил свой выбор на кинематографе) совпало с приходом к власти большевиков и возникновением нового, претендующего на бесклассовость общества. Революцию и социалистические идеалы Кауфман принял с энтузиазмом и фактически всю свою жизнь посвятил не какому-то там (буржуазному) "самовыражению" или символистскому искусству становиться медиумом высших субстанций – но именно (как и, например, Андрей Платонов) строительству нового, коммунистического общества, в котором нет отчужденности, а есть общая, пульсирующая, радостная жизнь.

Начинал Кауфман с сильнейшего увлечения футуризмом, о чем свидетельствуют его многочисленные тексты в журнале Владимира Маяковского «Леф». Причем, в отличие от кино, в котором Кауфман был абсолютно самостоятельным новатором, в своих поэтических изысканиях его немного наивные подражания другу Владимиру (они приятельствовали) были очевидны.

Вот текст из так называемого «Воззвания начала 1922 года», впервые (?) подписанный новым необычным именем:

"...Вы - кинематографисты:
режиссеры без дела и художники без дела,
растерянные кино-операторы и рассеянные по миру авторы сценариев,
вы - терпеливая публика кино-театров с выносливостью мулов под грузом преподносимых переживаний,
вы - нетерпеливые владельцы еще не прогоревших кинематографов, жадно подхватывающие объедки немецкого, реже американского стола -
вы ждете,
обессиленные воспоминаниями, вы мечтательно вздыхаете на луну новой шестиактной постановки...
(нервных просят закрывать глаза),
вы ждете того, чего не будет и чего ждать не следует.
Приятельски предупреждаю:
не прячьте страусами головы,
подымите глаза,
осмотритесь -
вот!
видно мне
и каждым детским глазенкам видно:
вываливаются внутренности.
кишки переживаний
из живота кинематографии
вспоротого
рифом революции,
вот они волочатся,
оставляя кровавый след на земле,
вздрагивающей от ужаса и отвращения.
Все кончено.

Дзига Вертов."

Ощущая себя, как и подавляющее большинство своих современников, человеком совершенно небывалого, только начинающего строиться заново общества, Вертов первым делом – вполне по-футуристски – сбрасывает с парохода современности почти весь предыдущий кинематограф. Образовав объединение единомышллеников под названием Киноки (сокр. от двух слов "кино" и "око"), Вертов постулирует: «...я хотел бы только установить, что то, что мы делали в кинематографии до сих пор - на 100%% заблуждение и прямо противоположно тому, что мы должны были делать...» («ПЕРЕВОРОТ»).

Основой кинематографа Вертов считал саму кинокамеру и был возмущен, что та находится в рабском служении человеческому глазу. Это принципиальный момент для понимания творческих принципов Вертова: противопоставление механического «киноглаза» – человеческому зрению. Традиционную съемку вещного мира Вертов полагал бессмысленной, не отражающей жизненной правды репрезентацией.

Парадоксально, что, отрицая право художника на постановочность и претендуя именно на создание "кинохроники", Вертов видел последнюю не как объективированную, тщательную фиксацию окружающей действительности (ближе к 30-м годам за этого на него ополчились новые архивисты из ЛЕФа), но как ее революционное преображение "киноглазом" в союзе с мастером монтажа ("киноком"). Уже начиная с 1918 года фильмы Вертова отличаются стремлением к максимальному использованию возможностей этого нового технического зрения в сочетании с радикальным использованием монтажа. Впрочем, это общий момент для русского авангарда вообще - научное постижение мира не может протекать в кабинетной тиши, в процессе объективного познания - напротив, истине факта противопоставляется правда сумбурной, непосредственной жизни; "правда", нуждающаяся не только в светлом разуме и зорком глазе, но и в горячем сердце. Именно эту "правду", к слову, имел в виду Сталин в своем знаменитом требовании писателям: "Пишите правду".

Впрочем, и слова "правда" (несколько политизированного) Вертов иногда избегает, предпочитая говорить о правде "киноческой" и превращаясь таким образом в фанатичного служителя кинотехники как таковой. Вот как Вертов формулирует цель своей деятельности:

"Не кино-хроника "Патэ" или "Гомон" (газетная хроника) и даже не "Кино-Правда" (политическая хроника), а настоящая киноческая хроника - стремительный обзор расшифровываемых кино-аппаратом ЗРИТЕЛЬНЫХ событий, куски ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ энергии (отличаю от театральной), сведенные на интервалах в аккумуляторное целое великим мастерством монтажа.
     Такая структура кино-вещи позволяет развить любую тему: будь то комическая, трагическая, трюковая или другая.
     Все дело в том или ином сопоставлении зрительных моментов, все дело в интервалах.
     Необыкновенная гибкость монтажного построения позволяет ввести в кино-этюд любые политические, экономические и прочие мотивы. А потому
С СЕГОДНЯ в кино не нужны ни психологические, ни детективные драмы,
С СЕГОДНЯ не нужны театральные постановки снятые на киноленту,
С СЕГОДНЯ не инсценируется ни Достоевский, ни Нат Пинкертон.
     Все включается в новое понимание кино-хроники.
     В путаницу жизни решительно входят: 1) кино-глаз, оспаривающий зрительное представление о мире у человеческого глаза и предлагающий свое "вижу"! и 2) кинок-монтажор, организующий впервые так увиденные минуты жизнестроения.
"

Другой момент, очень ярко характеризующий подход Вертова, -- концептуальность его мышления. Уже в самых первых своих фильмах, а также работая составителем и режиссером (вполне агитационных) киножурналов ("Кинонеделя", 1918-1920; "Киноправда", 1920-1922), Вертов стремился не только к пропагандистскому воздействию на зрителя техническими средствами, но также и к тому, чтобы сами эти средства находились в глубоком внутреннем единстве с темой, сюжетом и эмоциональным строем "фильмы", как тогда говорили.

Не избежал Вертов и свойственных 20-м годам утопических проектов. Как настоящий документалист той поры, он мечтал о времени, когда киноглаз сможет запечатлевать не только видимый, но и невидимый мир: психологию первонажей, незримые законы природы и мира. Более того, к середине 20-х Вертов приходит к необходимости снимать не только мир, окружающий оператора, но также и самого оператора, снимающего этот мир.

Энергией тотальной съемки и взаимосъемки пронизана интереснейшая работа Вертова "Киноглаз (Жизнь врасплох)" (1924) - "фильма", конституировавшая интерактивный репортаж в его современном понимании и отмеченная премией на Международной выставке в Париже.

С появлением звукового кино Вертов не растерялся. Он активно экспериментировал с разными методами звукозаписывания и в итоге сделал массу принципиальных открытий -- например, в "Симфонии Донбасса (Энтузиазм)" (1930) помимо индустриальных шумов записано также и несколько реплик рабочих. Через три года Вертов записывает первые киноинтервью с работницами Днепрогэса.

Однако самым знаменитым произведением Вертова, которым он запомнился большинству зрителей и вошёл во все кинохрестоматии мира, стала картина "Человек с киноаппаратом" (1928-1929). По собственному признанию Вертова, работе над этой фильмой он отдал много времени и сил. Нельзя сказать, чтобы ее успех был для автора неожиданностью. Уже в своем содержании "Человек с киноаппаратом" претендует на настоящий "киноческий" гимн -- гимн городу, горожанам, гимн жизни в ее, прежде всего, трудовом и творческом проявлениях. Вместе с тем, это также и фильм-манифест -- весь построенный на необычайных планах, на смещениях и наложениях, на фантастически виртуозном монтаже, основанном на ритмически-музыкальных принципах, "Человек с киноаппаратом" стал, вероятно, главным достижением советского документального кино довоенной эпохи. В 20-е годы эта лента вдохновляла Эйзенштейна и Довженко, в послевоенные годы ее открыла для себя французская новая волна (Трюффо, Годар и мн. др.). Полный совершенно адамической изобретательности, "Человек..." до сих пор является мощным источником вдохновения тысяч и тысяч кинематографистов. "Пожалуйте в жизнь, -- писал некогда Вертов в одном из своих многочисленных манифестов. -- Здесь работаем мы - мастера зрения - организаторы видимой жизни, вооруженные всюду поспевающим киноглазом". "Человек с киноаппаратом" стал одновременно и гимном этой видимой жизни, и ее манифестом - произведением, в котором всегда искомое Вертовым единство сюжета, технологии и ритма достигло небывалого и до сих пор поражающего воображение уровня.

 

 

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.