Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Джим Джармуш: сквозь сигаретный дым

Опубликовано: 23.08.2005

Пока Джармуш снимал фильмы про чудиков и чудаков (занимая нишу заокеанского Шукшина), американская критика относилась к нему благосклонно. Но сменила милость на гнев после появления «Мертвеца» (1995). Картину признали слишком мрачной и чересчур претенциозной. Иной была реакция в Европе...

Джим Джармуш: сквозь сигаретный дым

 В последние годы о Джармуше стали уже забывать. Любимец европейских умников восьмидесятых, кумир российских «продвинутых» середины девяностых в новом веке ничем примечательным проявить себя не изволил. За пять лет с момента выхода его последнего полновесного фильма «Пес призрак: путь самурая» в фильмографии режиссера добавилась сущая малость - новелла в коллективном альманахе «На 10 минут старше». Мир менялся: в прямом эфире рушились башни-близнецы, бушевская Америка атаковала Афганистан и Ирак, споры об издержках прогресса перерастали в демонстрации антиглобалистов, в потасовки политических активистов со стражами порядка (во вкусе бурных шестидесятых годов). Но культовый автор не желал замечать смены эпох, предпочитая играть в молчанку. Когда же, наконец, предъявил публике очередной опус («Кофе и сигареты»), оказалось, что с новым временем у Джармуша – принципиальные нелады.
Фестивальную славу американскому режиссеру принесли полукомедии-полудрамы восьмидесятых: «Более странно, чем в раю» (1984), «Вне закона» («Сокамерники», 1986), «Таинственный поезд» (1989). Да и «Ночь на земле» (1991) – из этого ряда. В диалогах – необязательный треп, что ни история – анекдот, рассказанный, впрочем, совсем незлобиво. Место действия – неглянцевая Америка. В каждой картине имелся свой симпатичный чужак -турист, эмигрант, странник из Европы или Японии - который взирал с умильным недоумением на диковины местного быта. Он становился посредником между зрителем-иностранцем (фэном «американской мечты») и приметами заокеанских будней. Америка в фильмах Джармуша выглядела странноватой (не менее странной, чем рай), но уютной, по-домашнему провинциальной. Похоже, такой ее и желали видеть эстеты Старого Света: ни расовых конфликтов, ни ядерных бомб.
Согласно биографическим легендам, студент-филолог из штата Огайо случайно оказавшись в Париже, внезапно влюбился в кинематограф. Стал завсегдатаем Синематеки, где смог ознакомиться с мировой (в том числе и американской) классикой. Вернувшись домой, не стал защищать диплома, а поступил в киношколу. В которой, похоже, тоже доучиваться не стал (во всяком случае, минимализм своих монтажных приемов Джармуш любит объяснять тем, что не прослушал соответствующего курса). Работал ассистентом у немецкого режиссера Вима Вендерса, который в начале восьмидесятых пытался делать в США европейские по стилю ленты. Рассказывают, что дебютная картина Джармуша «Отпуск без конца» (1980) снималась на пленке, подаренной ему Вендерсом (остатки негатива от «Положения вещей»). Вот и выходит, что европейский субстрат - изначальная составляющая джармушевском стиля.
Для ролей в фильмах «классического периода» режиссер собирал артель арт-маргиналов. Никаких голливудских звезд – музыканты-альтернативщики (вроде Джона Лури, Тома Уэйтса или Игги Попа), позабытые дедушки рок-н-ролла (Скримин Джей Хоукинс), европейские комедианты (Роберто Беньини, еще не звезда). Что ни фильм - игра в угадайку: «Где-то я видел этого простофилю? На обложке пластинки, где же еще».
Пока Джармуш снимал фильмы про чудиков и чудаков (занимая нишу заокеанского Шукшина), американская критика относилась к нему благосклонно. Но сменила милость на гнев после появления «Мертвеца» (1995). Картину признали слишком мрачной и чересчур претенциозной. Иной была реакция в Европе, где в новой работе Джармуша рецензенты разглядели долгожданный «фильм десятилетия», дефинитивный шедевр 90-х гг. С восторгом приняли «Мертвеца» и в России. На восприятие картины повлияли модная тогда мифология Карлоса Кастанеды (темы его книг – сокровенная мудрость индейцев, шаманские практики, проницаемость границ реального и мнимого, жизни и смерти – легко накладывались на экранную фабулу) и «игры в стиль» нарождающихся глянцевых журналов, которые подавали «Мертвеца», как кино, «наиболее актуальное в этом сезоне». Разнобой оценок объяснялся во многом тем, что Джармуш строил свой вестерн не на реалиях школьной истории – на европейских архетипах «воображаемой Америки». То, что зачаровывало иностранцев, твердокаменным патриотам нравиться не могло.
Как и в прошлых картинах Джармуша, нитку событий скрепляла тема пути. Но на сей раз «путь» был не просто движением в пространстве – псхиходелическим трипом, метафизическим путешествием (отсюда – в никуда). Счетовод, тезка и однофамилец поэта Уильяма Блейка погибал в самом начале фильма. Все, что случалось дальше, происходило уже с блуждающим призраком, поэтапно осознававшим: он не жилец. Проводником в запредельное оказывался мудрый индеец с говорящим именем Никто. Впервые Джармуш решил отказаться от коллективного героя. Когорте равнозначных персонажей он предпочел экранного лидера. Пригласив на главную роль Джонни Деппа, он нарушил обыкновение не обращаться к услугам кассовой голливудской звезды.
В следующей ленте «Пес призрак: путь самурая» нашлось и привидение (в заглавии) и качественное актерское соло для афроамериканца Фореста Уайтекера. Реакцией на фильм, однако, было скорей вежливое недоумение, чем искренний восторг. Джармуш вступил на территорию Тарантино. История чудаковатого киллера, вопреки обстоятельствам и здравому смыслу сохранившего в прагматичной Америке верность воинскому кодексу бусидо, - является вольным парафразом классической ленты Жан-Пьера Мельвиля «Самурай». Не первым и, скорее всего, не последним: вариацией на ту же тему были «Наемный убийца» Джона Ву и «Леон» Люка Бессона. Но на исходе 90-х персонаж ленты Джармуша – трогательный, по-детски простодушный душегуб – уже не выглядел откровением.
Не возродил былого ажиотажа вокруг имени режиссера и его последний опус «Кофе и сигареты». В альманах вошли комические импровизации, которые Джармуш снимал встык с большими картинами. Серия самостоятельных короткометражек со стандартным заглавием «Кофе и сигареты» стартовала еще в 1986 году. Пара-тройка из них даже засветилась на различных кинофестивалях. В начале нового века Джармуш решил наконец-то объединить и обнародовать их. Доснял еще несколько эпизодов – и вот оригинальный релиз готов. Все тот же необязательный треп, забавные житейские парадоксы. А когда собеседникам не хватает слов – паузы заполняют кофе и сигареты. Сборник коротеньких скетчей, конечно, не мог не порадовать ценителей стиля «старого-доброго» Джармуша. Но издание «заметок на полях» – лишь приятный довесок к основному корпусу сочинений.


Сергей Анашкин специально для ДК

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.