Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Горло бредит бритвой

Опубликовано: 05.05.2008

Вслед за обновленной силами Тима Бертона историей о лондонском брадобрее-душегубе компания «Кармен Видео» напомнила, откуда растет его бритва. Из черно-белого, несовершенного внешне и такого милого во всем остальном довоенного кино… Знай и люби историю кино! - этот непопулярный лозунг иногда хочется тиснуть на обложку какого-нибудь неожиданного релиза. Вроде этого - неожиданного и приятного.

Горло бредит бритвой

Пижонский эпиграф к пятому фильму Квентина Тарантино гласит: «Месть – это блюдо, которое лучше подавать холодным». Ума Турман, принаряженная в щеголеватый спортивный костюмчик, порубила не одну дюжину японских молодцев, обильно оросив съемочную площадку бутафорской кровью. Но, несмотря на самоотдачу она, тем не менее, оставалась на удивление сдержанной и хладнокровной, почему и вышла из битвы победителем. В своем новом фильме Тим Бертон предлагает другой вариант мести – горячий, яростный и отчаянный, не сдерживаемый рассудком. Суини Тодд – обезумевший парикмахер в готической раскраске поверх тщательно состаренного Джонни Деппа, носится по улицам Лондона и режет глотки налево и направо. «Вы сэр? Или, может быть, Вы сэр?» Он не в силах добраться до шеи своего главного врага – судебного пристава, который 15 лет назад вероломно заточил его за решетку. В какой-то момент жажда мести затопляет все вокруг и оборачивается животной жаждой крови. Парикмахер буквально слепнет. Он нечаянно перерезает горло нищенке, которая оказывается его спятившей женой, и чуть не повторяет тот же фокус со своей дочерью.

Следы истории о Суини Тодде теряются в середине 19 века. Говорят, он был один из первых серийных убийц. Кто-то утверждает, что он существовал на самом деле, кто-то скептически утверждает что это фикция. Так или иначе, Суини Тодд давно превратился в миф и, как и полагается достойному мифу, имеет различные варианты. Они отложились в бесчисленных бульварных книжках, театральных постановках, мюзиклах и экранизациях. Тим Бертон как раз и опирался на мюзикл, а не на литературный первоисточник. Для массового психоза подходит ближайшее к массам искусство. Но в свое время не было и недостатка в экранизациях. Картина 1936 года Джорджа Кинга – третья по счету из числа тех, что были сделаны на родине легендарного брадобрея.

История, рассказанная Джорджем Кингом, имеет мало общего с историей Бертона. Если у последнего Суини Тодд – родственник графа Монте-Кристо, одержимый высокой идеей мести (тема ныне модная и актуальная), то у Кинга он – классический подлец и злодей. У Бертона центральной темой является возмездие, он показывает разрушительную силу неконтролируемой жажды мщения, которая, разрастается и обращается на самое себя. В классической же версии Суини Тодд – приземленный старикашка, одержимый похотью и деньгами. Во многом это и честнее, не говоря уже о том, насколько реалистичнее. Он заманивает в свою цирюльню моряков, вернувшихся из дальних странствий, режет им глотки, забирает накопленные в заморских путешествиях богатства. Он шантажирует судебного пристава, требуя, чтобы тот отдал ему в жены свою дочь Джоану. В итоге он встает на пути молодого моряка Марка Ингерстрита, который любит Джоану и который раскрывает аферу Суини Тодда и отправляет подлеца на тот свет.

«Суини Тодду» Джорджа Кинга, определенно, не повезло со временем. Середина тридцатых принесла кризисные настроения в кинематограф, только начавший осознавать себя в терминах искусства. Казалось, приход звука свел на нет все достижения немого кино, десятая муза еле дышала, и некоторые режиссеры были готовы снять шляпы и констатировать ее кончину. Сложный и абстрактный язык немого кино казался теперь лишним и претенциозным. Новый язык, где визуальное и звуковое вступали в гармоничные отношения, только и скал пути развития. Мировой кинорынок наводнили talkies – «кино говорящих голов», которое характеризовалось засильем средних планов, губительным влиянием театральной эстетики, мелодраматичностью. Все эти изъяны эпохи легко можно обнаружить в экранизации Джорджа Кинга. Сыграла свою роль и строгость британской цензуры, которая не пропустила сцены расправы Тодда со своими жертвами. Можно отметить, наконец, и слабые технические возможности, которые часто являются определяющими для хоррора. Кинг не мог похвастаться таким оснащением, которое уже в 1933 году было обычным делом для Голливуда, создавшего легендарного Кинг-Конга. Как тут не вспомнить, что Зигфрид Кракауэр подмечал улыбки на лицах зрителей, смотревших «Носферату» Мурнау чуть ли не сразу после его выхода на экраны. И тем не менее… «Суини Тодда» спасает юмор, крепкий, местами роскошный, типично английский, изначально заложенный в основу фильма. Смеяться над стремлением припугнуть, показать хоррор с изнанки – это дорогого стоит в 1936 году. Заслуживает отдельного упоминания актерский талант Тода Слоутера, который минимальными средствами придал своему персонажу выпуклость и рельефность. Его вкрадчивые паучьи повадки, демонический смех и поразительный контраст видимой немощи и ловкости, с которой он одного за другим отправлял своих посетителей на пирожки мисс Лаветт, впечатляют и сейчас. Пугало и то, что опасность таилась не в темных лесах, заброшенных замках и кладбищах, населенных привидениями, но подстерегала в несчастную жертву в такой обыденной и повседневной процедуре, как бритье. Вот уж подлинное раздолье для психоаналитических интерпретаций, еще не успевших потерять в те годы привкуса новизны.

Впрочем, в эпоху безопасных бритв, пусть и с тройным лезвием, подобные страхи могут показаться детскими.

Владимир Лукин, Специально для ДК

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.