Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Утопая в идеях

Владимир Лукин, Специально для ДК | Опубликовано: 07.10.2013

Как известно, Питер Гринуэй достаточно пренебрежительно относится к повествованию в кинематографе. Кино – это не просто «рассказывание истории». Для Гринуэя кинематограф представляет ценность по совсем другим причинам, а именно своей способностью создавать особую атмосферу внутри кадра, возможностью выстраивать связи между абстрактными идеями и передавать эти связи при помощи аудиовизуальных образов.

Утопая в идеях

Именно поэтому для своих фильмов британский режиссер выбирает самые простые «истории», которые зачастую имеют мифическое содержание, и, как правило, затрагивают тему фатального переплетения секса и смерти. И это – не от недостатка фантазии. Гринуэй, вообще говоря, очень хороший рассказчик, доказательством чему может служить его книга «Золото». Намеренное же использование простого сюжета в фильме позволяет ему целиком сосредоточиться на аудиовизуальных выразительных возможностях кинематографа. Иными словами, здесь «история» разворачивается в плоскости стиля. Мы имеем обычную для авангардного искусства инверсию содержания и формы, когда вопрос «как?» становится гораздо важнее вопроса «что?» (классическим примером может служить роман Джеймса Джойса «Улисс»: сюжетно – рассказ об одном дне рядового рекламного служащего, стилистически – лаборатория языка окончательно сошедшего с ума алхимика).

«Отсчет утопленников», четвертый фильм режиссера, является ярким воплощением его творческого credo. История проста: три женщины – мать, дочь и племянница – с одинаковым именем Сисси Колпиттс одинаково недовольны своими мужьями. Они последовательно их топят и, чтобы скрыть свои преступления, обращаются к местному судебно-медицинскому эксперту Меджетту. Каждая из них обещает Меджетту исполнение его сексуальных желаний и заставляет представить хладнокровное убийство как несчастный случай. Ослепленный страстью Меджетт каждый раз соглашается, но каждый раз они ловко обводят его вокруг пальца, и в конце фильма, уличенному в махинациях, ему ничего не остается, как тоже пойти на дно.

Итак, сюжет и впрямь очень прост, в центре его находится сквозная для творчества Гринуэя тема губительной для мужчины взаимосвязи Эроса и Танатоса (вспомним «Контракт рисовальщика»). Но и как в остальных фильмах главная драматическая борьба происходит в сфере идей и образов. Попытаемся разобраться с этим поподробнее.

Число. Ключом к фильму служит начальная сцена, где маленькая девочка, одетая в старомодное платье, скачет на скакалке и считает звезды на небе: «Один – Антарес, два – Капелла…» Счет продолжается до цифры 100. Эта заставляет вспомнить о Пифагоре, который учил, что все вещи суть числа. Цифры от 1 до 100 будут появляться в кадре на протяжении фильма и в известной мере они определяют структуру фильма: на цифре 100 фильм заканчивается. Таким образом, Гринуэй пытался создать своеобразный кинематографический вариант нумерологической системы.

Фатум. По признанию самого режиссера число для него – это проявление рока, предопределенности. Каждому явлению соответствует определенное число, числа выстраиваются в определенную последовательность. Во вселенной «Отсчета утопленников» счет заканчивается на цифре 100: «Когда пересчитаешь первую сотню, другие уже ничем от неё не отличаются». Отсчет неминуем, как ход времени – цифра 100 сулит Меджетту смерть. Не случайно в его смерти виновны три женщины: древние греки называли Мойрами, древние римляне – Парками. В их руках была судьба человека.

Хаос. Можно разумно подвергнуть критике Гринуэя за то, что формообразующим принципом этого фильма явилась последовательность цифр от 1 до 100, причем появляются они на экране не последовательно, но разрозненно. На самом деле в этом выражается скепсис и ирония Гринуэя по отношению к способности человека понять Природу. Человек слишком слаб, чтобы подчинить себе окружающий хаос, обмануть провидение. Гибнет художник из «Контракта рисовальщика», неспособный в своих картинах различить улики убийства; гибнут братья близнецы в «ZOO», так и не разгадавшие тайны эволюции, жизни и смерти; «Отсчете утопленников» гибнет и Меджетт, и его юный сын, и девочка со скакалкой - фатум слеп, а его действия абсурдны и бездушны.

Homo ludens. Игра – еще одно из ключевых понятий фильма. Главной страстью Смата, сына Меджетта, являются игры; он играет не только сам, но также и заставляет играть окружающих, порой достаточно взрослых и почтенных дам и господ. Правила игр, как правило, сложные и запутанные, что придает фильму изрядную долю абсурда и иронии. Центральная игра – Крикет Палача, в котором метафорически просвечиваются персонажи фильма и те роли, которые им назначила играть судьба. Легко заметить в Смате своеобразное alter ego режиссера, с его страстью к каталогизации всего и вся, интеллектуальным играм, нестандартному взгляду на мир, пугающей несерьезности и черному юмору.

Живопись. Что касается внутрикадровой атмосферы «Отсчета утопленников» то Гринуэй черпал вдохновение главным образом из следующих двух источников. Во-первых, это ландшафтная живопись викторианских художников-иллюстраторов детских книжек. С оглядкой на их картины, в которых очень важную роль играет свет, сняты дневные эпизоды фильма. Во-вторых, голландская живопись «Золотой века», которую Гринуэй очень любил (достаточно сказать, что «ZOO» в известной мере были инспирированы живописью Вермера). Стилистика голландцев определяет ночные эпизоды фильма, мизансцена в некоторых кадрах явно выстраивается с оглядкой на их живописный опыт. Иронический намек на слияние британской и голландской традиции содержится в эпизодических персонажах бегунах под номерами 70 и 71с одинаковым именем ван Дейк. Как известно, Антон ван Дейк – фламандский художник, но последние годы он провел в Англии, служа при дворе Карла I.

Таковы главные (но далеко не все!) элементы вселенной, которую Питер Гринуэй выстраивает в «Отсчете утопленников». Американский критик Роджер Эберт не без иронии замечает: «Вы можете либо любить Гринуэя, либо его ненавидеть. В любом случае вы его не понимаете». Все же думается, что слухи об элитарности и недоступности творчества Гринуэя слишком преувеличены. Его можно понять, нужно лишь правильно настроить оптику глаза. Принимать же такой взгляд на кинематограф или нет – каждый решает сам.

 

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.