Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Театр абсурда: чешская версия

Татьяна Шоломова, специально для ДК | Опубликовано: 27.12.2007

Таким, как на этой фотографии, Форман был в те самые годы, когда ему еще давали снимать в родной Чехословакии, а он из чисто спортивного интереса прикидывал, сколько еще осталось играть на нервах у подозрительно либерального начальства. В 1968-ом в Прагу вошли советские танки — эти наиболее веские аргументы в пользу членства в семье «братских социалистических стран». Форману пришлось «соскакивать» — список его творческих достижений не оставлял шансов на спокойную творческую биографию. Вскоре он станет, без сомнения, самым успешным американским режиссером, покинувшим Восточную Европу сложившимся мастером (с Романом Полянским чуть другая история). Он будет медленно и последовательно избавляться от призраков прошлого, несмотря на успех «Полета над гнездом кукушки». Он был против того, чтобы его считали главным плакальщиком по жертвам тоталитаризма. Он хотел быть легким и стал им в «Амадее». Но в 2006-ом, который скоро станет позапрошлым, он снял «Призраки Гойи», где под глянцевой поверхностью отчужденной истории внось просвечивает память о недавнем прошлом.

Театр абсурда: чешская версия

За это время он успел превратиться в бодрого и благополучного пенсионера (см. фото слева). А его первые работы все так же заставляют плакать и смеяться. И самого мастера, и его давнего зрителя. Впрочем, зрителя нового — тоже. Потому что эти фильмы про нас. Например, «Любовные похождения блондинки» и «Бал пожарных» - это две метафоры общества. Первая — человек в личной жизни, вторая — в общественной. Вроде бы пожарные в свое время обиделись на такое изображение своей корпорации. Еще бы – структура, созданная для поддержания порядка, предстает перед зрителем не способной удержать в определенных рамках даже самое себя. Не знаю, обиделись ли именно блондинки (потому что так же, в принципе, могли бы обидеться и работницы обувных фабрик). Но исходя из его содержания, обидеться следовало бы всему человечеству без различия пола, возраста и цвета волос. Например, брюнеткам. Если главная героиня, блондинка Андула и падает периодически жертвой мужского коварства, то уж, во всяком случае, не ищет специально приключений на свою светловолосую голову. Бедным же брюнеткам в поисках мужского внимания приходится, с одной стороны, долго караулить кавалера, пока он не будет отвергнут целой группой блондинок, с другой – выслушивать наставления воспитательницы, дамы неопределенного семейного положения, на темы вечной супружеской любви и соблюдения целомудрия в ожидании лучшей женской доли. После чего единогласно голосовать, за что скажут, и неусыпно блюсти себя впредь. И это-то в городе, где на одного мужчину приходится шестнадцать женщин! Добрый директор обувной фабрики, заботясь о будущем благополучии и сегодняшнем душевном равновесии своих подопечных, завлекает в свои пределы целую армию (представленную полком резервистов). И тут наступает пора обижаться мужчинам. Вот явились они, герои момента, - и девушки, столпившиеся на перроне в ожидании поезда, горько разочарованы: «Они все старые!» Дело, впрочем, не только в возрасте, - в фабрично-обувной цветник прибыли толстые, основательные, отягощенные семьями, утомленные бытовыми проблемами дядьки в очках. Их не одолевает даже такое, казалось бы, естественное для каждого «женатика» желание воспользоваться свободой и гульнуть хорошенько. Необходимость как-то реагировать на собравшихся в ожидании грядущего ухаживания одиноких женщин утомляет их еще до начала процесса, а попытки совершать предусмотренные ритуалом ухаживания действия (послать бутылку вина понравившимся дамам или незаметно снять и спрятать обручальное кольцо) заканчиваются конфузом.

Могли обидеться и представители старшего поколения, носители незыблемых моральных ценностей, всегда готовые стать непроходимой стеной на пути разврата. Незыблем сексуальный консерватизм «отцов» (в данном случае, правда, «матерей», ибо в обоих случаях таковыми выступают женщины, воспитательница и мать героя), в этом нет никаких сомнений. Только вот обладал ли он подлинной ценностью в социалистической Чехословакии в 1965 году - большой вопрос, потому что борьба за него граничит с идиотизмом. Но и «детям» в фильме попало. Хотя и меньше всех. Единственным прегрешением неопытной юности оказывается дремучая, непроходимая наивность. Юноша в погоне за приключениями залез в чужую квартиру и был побит, как несостоявшийся вор; девушка (точнее, блондинка) в погоне за счастьем познакомилась с родителями возлюбленного и была с пристрастием допрошена и обыскана.

И совершенно все равно, при каком социальном строе все это происходит, потому что бессмысленность происходящего не знает ни географических, ни политических границ. Конечно же, все, что можно было бы в данном случае принять за социальную сатиру, является критикой несовершенного человечества в целом: все нелепо, все безвыходно и все безнадежно; ни возраст, ни общественное положение, ни цвет волос не делают ни умнее, ни счастливее. Но из этого отнюдь не следует, что мужчинам и женщинам, и этой планете следовало бы поставить ноль. Напротив, над однообразным производственным процессом, над тоскливым черно-белым пейзажем, над унылой реальностью, в которой увязают все стремления и порывы продолжает парить и утверждаться вечный идеал – неистребимые девичьи представления о высокой и чистой любви.

Пожарные пали жертвой социальной сатиры несколько позже и, быть может, случайно, - по цензурным, например, соображениям. Авторы фильма, даже если бы очень этого хотели, и то вряд ли могли бы подвергнуть критике какую-либо другую силовую структуру, так или иначе призванную охранять порядок. Профессиональный праздник, предусматривающий собственно бал (вынесенный в русскую версию названия), лотерею, конкурс красоты (чтоб было как в лучших, пусть и «загнивающих» на Западе домах) и вручение золотого багра бывшему председателю пожарной части в честь его 86-летия оборачивается непрерывной цепочкой отборных безобразий. Лотерейные призы разворовывают; авторитетная комиссия, пытающаяся насобирать девушек для конкурса красоты, формально состоит из начальников и ветеранов, но фактически напоминает скопище сладострастных старцев, которые, правда, уже довольно плохо представляют себе, чего именно они хотят. Красавицы разбегаются, и корона королевы красоты достается бодрой старушенции, что, быть может, даже и справедливо. В конце концов, разве преходящая красота должна быть единственным достоинством верной подруги пожарного?

Главным украшением праздника становится настоящий пожар, а кульминацией – чествование погорельца. Причем, разгулявшиеся пожарные то ли и впрямь забыли в праздничном угаре, в чем смысл и назначение их профессии, то ли, все в том же праздничном угаре, хоть раз в жизни испытали удовольствие простого смертного — вдоволь насмотрелись на пожар, который, как известно, является идеальным зрелищем. После чего, в восторге от впервые пережитого, они устраивают овацию пострадавшему от пожара старику и, в припадке доброй воли, жертвуют ему лучшее, что у них на тот момент есть – лотерейные билеты. И не их вина, что призы уже украдены, и выигрывать по билетам нечего – то есть, украли-то, конечно, именно они, но ведь любой лотерейный билет не столько выигрыш, сколько надежда… Праздник во всех отношениях удался; пострадал только восьмидесятишестилетний председатель, а изгоев оказалось лишь двое: обиженный погорелец и честный расхититель лотерейных призов. А самого Формана после бала ждал уже только Голливуд.

 

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.