Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

ФЭКС. Фабрика эксцентрического актера

Опубликовано: 10.03.2012

В число уникальных советских киномастеров, сумевших в 20-е годы прошлого века запечатлеть в образах экрана эпоху потрясений, участниками которых их сделала история, наравне с именами Эйзенштейна, Пудовкина, Довженко, Кулешова, Дзиги Вертова со всем основанием входят легендарные «фэксы» - руководители Фабрики эксцентрического актера Григорий Козинцева и Леонид Трауберг.Специально для ДК известный киновед и режиссер Олег Ковалов составил настоящий глоссарий.

ФЭКС. Фабрика эксцентрического актера

«Петербургские улицы обладают одним несомненным свойством: превращают в тени прохожих».
Андрей Белый, «Петербург».


МАНИФЕСТ
Фабрика Эксцентрического Актёра - киномастерская, основанная молодыми энтузиастами Петрограда в 1922-м году. Как и полагалось в романтические 20-е годы, творческая группа «ФЭКС» заявила о себе манифестом. Он назывался «Эксцентризм», его авторами были Григорий Козинцев, Георгий Крыжицкий, Леонид Трауберг, Сергей Юткевич - они именовали себя «Депо эксцентриков».
Манифест ФЭКСов кажется вполне обычным для авангардистов 20-х годов: тот же задиристый напор, то же весёлое поругание «классической культуры» - якобы затхлой и музейной, далёкой от динамичных ритмов современности. Ей противопоставлялся некий «эксцентризм» - цирк, балаган, мюзик-холл и прочие площадные зрелища. Местом издания манифеста значился некий «Эксцентрополис», не больше ни меньше - «бывший Петроград».

ГОРОД
Петроград тех лет мало напоминал весёлый «Эксцентрополис», выдуманный молодыми фантазёрами. Стылый, притихший, прибитый страхом - он помнил блокаду, «военный коммунизм» с его голодом, трудовыми повинностями, «Красный Террор» с его репрессиями и уличным бандитизмом... Воспоминаниями о трагическом Петрограде «военного коммунизма» будут напоены кадры фильма «Шинель» (1926), вольной фантазии ФЭКСОв на темы Гоголя.
Кино - искусство городское. У больших режиссёров город - не место действия, а само действующее лицо: их кадры делают зримой его душу. В массовом сознании давно живут и Москва Хуциева, и Берлин Фрица Ланга, и Париж Трюффо, и Рим Феллини, и таинственный Нью-Йорк гангстерских фильмов... ФЭКСы выразили на экране и дух Петербурга, и взгляд на реальность, присущий его культуре.
Петербургская литература - клубок больных вопросов. У эпиков «московской» школы - ровное дыхание, творчество же Пушкина, Гоголя, Достоевского, Андрея Белого - дышит катастрофой... Петербург -- с т о л и ц а, вставшая на б о л о- т е, и жителя его не покидает зыбкое ощущение земли, уходящей из-под ног, чтобы растаять во влажном тумане... Лирический герой ФЭКСов идёт словно по тонкому льду, на каждом шагу попадая в ловушки, а мир вокруг него словно населён фантомами.

ДЕПО ЭКСЦЕНТРИКОВ
После трёх лет скитаний по разнообразным и мало пригодным для репетиций помещениям ФЭКСы обосновались в залах бывшего особняка купца Елисеева на Гагаринской улице, д. 1.
В мастерской «ФЭКС» царил дух весёлой студийности - учителя были ровесниками учеников, а формальная принадлежность к группе не имела большого значения. Мастерская притягивала к себе братьев по духу, которые ощущали себя истинными петербуржцами. К ФЭКСам приходили и фокусник из варьете, и гуманитарий-энциклопедист Юрий Тынянов, и юный гений современной музыки Дмитрий Шостакович...

КИНО
После постановок авангардистских спектаклей «Женитьба» (1922) и «Внешторг на Эйфелевой башне» (1923) режиссёры Григорий Козинцев и Леонид Трауберг приходят в кинематограф.
Купола, крыши, фасады, колонны и фронтоны Петербурга стали поводом для трюков и эксцентричных эскапад в их первой ленте - «Похождения Октябрины» (1924). Как и положено в авангардном искусстве, классика вроде бы подверглась весёлому поруганию, но... город снят здесь с любовью и вкусом, а его красота не пострадала от дерзких выходок молодёжи, разве что лишилась толики музейной пыли, которую смахнули с неё невзначай весёлые клоуны...
Манифесты ФЭКСов прославляли пьянящую атмосферу всеобщего карнавала - но в кадрах их фильма «Чёртово колесо» (1926), изображающих гуляние в Народном Доме, ночное веселье - взвинченное, лихорадочное, угарное... Оно подкрашено тревожными предчувствиями и кажется почти зловещим. Парк аттракционов «Народный Дом» превращается в опасный, обольстительный и неверный мир, блики огней словно порождают здесь зловещих оборотней, а стихия карнавала предстаёт тревожной и обманчивой. Советский Ленинград здесь инфернален и загадочен, он словно рождён «ночной» образностью Гофмана.

МОСКВИН
Идеальным соратником ФЭКСов стал Андрей Николаевич Москвин, поэт экранного изображения и "лучший оператор мира» - именно так его называли за рубежом уже в 20-е годы. Вкус к точным наукам сочетался в нём с любовью к поэзии «Серебряного века» и мистическим повестям немецких романтиков. Кажется символичным, что в Царском селе Москвин жил в комнате, где когда-то находился кабинет его кумира - Николая Гумилёва. Этот поэт был расстрелян, а культура русского «Серебряного века» объявлена неактуальной. Но вот парадокс - её поэтические мотивы и образы воскресли в искусстве, казалось бы, насквозь индустриальном и технологическом, да ещё в советскую эпоху. Мастерская ФЭКС продолжила петербургскую тему российских гуманитариев и художников. Светом и тенью Андрей Москвин выткал на экране полуночную грёзу поэзии символистов, живописцев и графиков объединения «Мир искусства».

ДЫМКА
Советский киноавангард являл жизнь без романтических покровов и дымок. Дымка казалась дефектом видения, помехой зрению - и считалась «реакционной», этаким эстетическим «обманом трудящихся», скрывающим от них драгоценную шероховатость фактур. Символ визуальности кино 20-х - трезвый контур фотографии натурных сцен Тиссэ, выразившего на экране гулкие пространства нового эпоса.
ФЭКСы реабилитировали... дымку. Переливчато-мягкая, с прихотливой капризностью она окутывает фигуры и вещи в их кадрах, к тому же изощрённо оркестрованных дождями, метелями, туманами... Их ленты остроумно называли «симфониями погоды».

ПОЭТИКА
Свет в их лентах словно растворяет жизненную материю... Тени движутся в пучках света. Длинные тени змеятся по голым стенам. Чёрная ночь смотрит глазами газовых фонарей. На кривом выступе стенки прыгают, раскручиваются винтообразные тени танцующих... Световыми нитями ФЭКСы словно выткали на экране изысканный мир полуночно-романтичной, воспалённо-болезненной петербургской грёзы.

ПАРАДОКС
В пылких манифестах ФЭКСы славили динамичную современность - однако лучшие ленты снимали о прошлом, а кадры их словно пропитаны ароматом той самой изысканной «музейной» культуры, над которой они столько издевались. От казённой критики посыпались упрёки в «нездоровойм налёте гофмановщины», в «затхлом ретроспективизме», в «увлечении старомодной стилизацией». ФЭКСов сочтут неактуальными, оторванными от «живой советской действительности», над ними нависнет грозное обвинение в политической реакционности.

ЭКСПРЕССИОНИЗМ
Даже в самые либеральные времена Григорий Козинцев с непонятным упорством отвергал сходство ФЭКСовских лент с фильмами немецкого экспрессионизма. Отрицать это было странно: немецкие ленты шли в советском прокате, и эрудированные ФЭКСы прекрасно их знали. С фильмами экспрессионизма их ленты сближала не только изобразительная выразительность и острота контрастов света и тени.
Романтическое восприятие мира доходит в экспрессионизме до болезненной взвинченности: одинокая душа одержима здесь «священным безумием», а зловещие лабиринты большого города, полные тайн и загадок, сводят с ума. Для экспрессионизма характерны мистические мотивы, культ иррационального, анархическое отрицание социальных институтов. Родовые черты экспрессионизма выражены уже в первой полнометражной ленте ФЭКСов - «Чёртово колесо» (1926).
В своём известнейшем исследовании «От Калигари до Гитлера» немецкий культуролог Зигфрид Кракауэр доказывал, что немецкие экспрессионисты выразили подсознательное предчувствие грядущей гитлеровской диктатуры. Странно, что эта культурологическая концепция не применялась к советским лентам, родственным экспрессионизму. Меж тем за красотами ФЭКСовских лент современники, заворожённые игрой теней на экране, не желали замечать их смысл.

РЕВОЛЮЦИЯ
Великое советское кино 20-х воспевало революцию. Однако ФЭКСы трактуют её не с классовых, а с этических позиций - как Революцию Духа. Она должна покончить не только с социальным неравенством - а с системой ежедневных унижений, с жестокостью, ставшей обыденностью, с рабской покорностью, которая оплела сознание подданных Империи. Революция в лентах ФЭКСов - очистительный смерч. В фильме «СВД» (1927), исполненном возвышенного романтизма, она, как Прекрасная Дама у Блока, является из клубов метели - вьются снежные смерчи, барабан призывает к восстанию, вращаются в ночи дымящие факелы и звучат пламенные призывы...

ОТРЕЗВЛЕНИЕ
Но ФЭКСы угадывали, что за бурей следует штиль, за революционной вспышкой - глухая полоса реакции... Оттого так часто в их лентах возникает тема поражения, поругания восстания, а их кульминации окрашены историческим трагизмом - средь павших пирует вороньё, а поле проигранной битвы, как саваном, затягивается медленно ползущим туманом.
А маленького человека, над участью которого проливала слёзы великая русская литература, оказывается не так просто переделать, как мечталось пылким утопистам - вчерашний раб не всегда жаждет освобождения... «Маленький человек» часто попросту мелок, а революцию порой воспринимает как счастливую возможность поменяться местами с былым угнетателем. Социальный скепсис пронизывает ленту ФЭКСов «Шинель» - Андрей Костричкин в роли Акакия Акакиевича изобразил природу рабства, не изменяемого никакими потрясениями.

ТЫНЯНОВ
Соратником ФЭКСов надолго стал писатель, историк и филолог Юрий Тынянов. Многие гуманитарии воспринимали кинематограф как чумазое дитя площадей, но этот петербургский интеллигент и человек, казалось бы, «книжной» культуры - был лишён и тени снобизма по отношению к новому искусству. Тынянов проницательно обосновал постулаты экранной выразительности. Сущностью киноизображения он полагал его плоскостность и абстрактность - «выпуклые стены домов и выпуклые человеческие лица»*, да ещё сменяющиеся в монтаже, приводили его в ужас. Смена «освещений одноцветного материала», по Ю.Тынянову - «из главных стилевых средств»** кино. И ФЭКСы изысканно выразили на экране саму стихию света и тени...
Тынянов стал сценаристом программных фильмов ФЭКСов. Он считал, что режиссёр, приступая к экранизации, обязан выразить не «букву» произведения, а создать принципиально новый экранный текст, «параллельный» литературному. Фильм «Шинель» (1926), созданный по его новаторскому сценарию, имеет подзаголовок «Киноповесть в манере Гоголя» и представляет собой вольную импровизацию по мотивам самых разных его произведений. Авторы фильма стремились сделать зримым не сюжет, а дух и сам стиль прозы Гоголя, явить на экране его мистический и, по сути, действительно эксцентрический мир.

НЕ ТОЛЬКО ЭКСПРЕССИОНИЗМ
Фильм, как с удовлетворением писал Юрий Тынянов, вызвал «радостную травлю критики». ФЭКСам досталось и за «надругательство над классикой», и за «подражание немецкому экспрессионизму», хотя можно было вспомнить и другой иноземный «изм».
Фильм «Шинель» изумлял не только количеством грёз, видений и кошмаров героя - а тем, что сама реальность казалась здесь фантастической и мало отличалась от навязчивого сновидения. Призрачный город, выстроенный художником Евгением Енеем в павильоне, вполне фантастичен - он призрачен и до жути реален. «Первый манифест сюрреализма», появившийся в конце 1924-го года, вряд ли был известен ФЭКСам и их критикам, а Луис Бунюэль ещё не встал к камере. Но в фильме «Шинель» ФЭКСы первыми в отечественном кино последовательно выразили на экране образы, рождающиеся в подсознании героя. Экранная стилистика, в которой воплощался мир внутренних представлений Акакия Акакиевича, была вполне сюрреалистической.

ПОДТЕКСТ
В своих лентах ФЭКСы обычно изображали конфликт романтика и конформиста, идеалиста и циника. В контексте советской социальной истории второй половины 20-х годов, когда под предлогом «борьбы с троцкизмом» из общественной жизни выдавливали идеалистов-революционеров - изображение этого противостояния было злободневным и знаменательным.
Самый актуальный политический подтекст нёс здесь самый, казалось бы, самоцельно изысканный фильм ФЭКСов - «СВД» (1927), рисовавший романтическую эпоху декабризма с её тайными обществами и восстаниями полков. Однако в нём словно показана и оборотная сторона исторического процесса - грязная изнанка революции с её провокациями, предательствами, изменами, двурушничеством, карьеризмом, властью пустых словес над живой реальностью. Фильм изображал не только противостояние революционера и приспособленца, но и магическую власть мёртвой буквы, пустого клише-заклинания, над людьми и живыми силами общества. Тревожные раздумья молодых художников о своём времени отразились и в трагичной ленте «Новый Вавилон» (1929), рассказывающей об отречении солдата от идеалов революции.

ГЕРАСИМОВ
В фильмах ФЭКСов именно Сергей Герасимов создал ряд вариаций на тему скользкого, зловещего оборотня, легко меняющего социальные маски. То он - развязный босяк с Лиговки, то - холёный проныра с кружевными манжетами, а вот на груди его красуется уже генеральская звезда... Его король питерских окраин из фильма «Чёртово колесо» (1926) выглядит как демон ночи и назван здесь - «Человек-вопрос», но постоянного героя Герасимова можно назвать и - «Человек-тень». Пройдёт время, и другой художник из Петербурга, Евгений Шварц, напишет свою знаменитую пьесу о тени, которая вознамерилась занять место своего хозяина...

СМЫСЛ
Зловеще сгустившиеся, колышущиеся, нависающие над героями тени фигур у ФЭКСов - порой словно управляют ими, как безвольными марионетками. Внутренний мотив их лент - зыбкость, прикидывающаяся надёжностью. Оттого в СССР их фильмы воспринимались как жёсткие исторические притчи со злободневным подтекстом - вроде тех, что писал тот же Тынянов...
ФЭКСы с их постоянным образом зловещей тени, подминающей под себя хозяина, словно бы выразили гротескную социальную метафору о том, как бывшее «ничем» вдруг стало «всем». Этот социальный мотив находится в явном родстве с повестью любимого ими Гоголя о... самовластной пустоте - сбежавшем носе, что возомнил себя важнее бывшего владельца. Социологическая критика не раз прорабатывала ФЭКСов за то, что их «исторические» вроде бы фильмы далеки от «животрепещущих проблем современности». Однако сегодня очевидно, что именно эти вроде бы «неактуальные» фильмы выразили сущность советского режима гораздо правдивее, острее и точнее, чем однодневки плоского казённого реализма. В метафорических формах - молодые художники выразили свои размышления о двойственной сути революции. Вместо привычного для своего времени исключительно "классового" подхода к социальным проблемам - в согласии с традициями отечественной культуры они призывали к «революции духа».

РЕЗОНАНС
Ленты ФЭКСов не были вполне оценены современниками. «Русским кино» с его космизмом и мессианской революционностью являлись для Запада ленты Вертова, Эйзенштейна, Пудовкина, Довженко. «Ниша», которую за рубежом отводили ФЭКСам, казалась давно обжитой немецким экспрессионизмом.
Лирико-фантастическая трактовка исторических событий, воплощённая ФЭКСами, на родине развита, пожалуй, лишь Сергеем Эйзенштейном в эпопее «Иван Грозный» (1945), одним из операторов которой был тот же А.Москвин... Но опыт ФЭКСов отчётливо резонирует в самых разных лентах мирового кино. Вспоминаются, скажем, и изобразительная прихотливость фильма Анджея Вайды «Пепел и алмаз» (ПНР, 1958) с его образом трагического рассвета, растворяющего фигуры обречённых «бывших», и лента Войцеха Хаса «Петля» (ПНР, 1958) где истинный герой - город-призрак, довлеющий над сознанием гибнущего интеллигента, и пряные фантазии Питера Гринуэя и Дерека Джармена... За разметавшейся по стене огромной тенью Казановы из фильма Федерико Феллини - тоже чудится вереница странных персонажей, рождённых эксцентриками с Петроградской стороны.

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.