Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Чулпан Хаматова: В ширпотреб не пойду

Опубликовано: 04.07.2002

Когда там ты говоришь, что ты русская театральная актриса, твой статус сразу повышается. За этим до сих пор еще тянется шлейф того легендарного русского театра. У них ощущение, что раз ты русская актриса, то у себя дома ты чуть ли не со Станиславским чай пьешь

Чулпан Хаматова: В ширпотреб не пойду

Я насчитал три с половиной фильма, так или иначе связанных в вашей фильмографии с Германией.
Скорее, три с четвертью.

Целые - это «Тувалу», «Англия!», «Виктор Фогель – король рекламы», а половинка - это «Лунный папа», поскольку он сделан в копродукции с Германией.
Ну, там кого только не было – и Швейцария, и Япония, и Франция, и Австрия.

«Тувалу» и «Лунного папу» показывали в кино и выпустили на видео, «Виктор Фогель» сейчас выходит в прокат. А вот «Англия!» остается загадкой.
Это кино сделал молодой немецкий режиссер Ахим фон Борриес. Он снял непохожее на новое немецкого кино фильм. Картина, скорее, французской получилась, настоящей такой. У меня там совсем крошечная роль, всего три эпизода. Я пошла сниматься потому, что там играли мои друзья – Ваня Шведов, питерский мальчик, и Мераб Нинидзе, грузинский актер, теперь уже австрийский. Они на главных ролях. Фильм о дружбе. То, что получилось, мне очень нравится. Если будет возможность, обязательно посмотрите. Настроенческий такой фильм, настоящее кино как искусство, как я его понимаю, не дешевка.

Как Вы попали в «Виктора Фогеля»?
Для меня самой загадка, почему им понадобилось брать русскую артистку на роль богатой немки. После «Лунного папы» одно австрийское актерское агентство взяло меня на учет. У меня не было особых надежд. Думала, подсунут какую-нибудь стереотипную роль о русской проститутке, которая провозит через границу кокаин в трусах. Я знала, что не пойду в такой ширпотреб, не буду сниматься в кино, рассчитанном на поверхностное восприятие, и поэтому была настроена скептически и на серьезные роли не очень-то надеялась. И вдруг меня вызывают на кастинг. Я читаю сценарий (к тому времени я уже более-менее освоила немецкий) и долго не понимаю, почему им нужна русская артистка. Зачем нужно из Москвы вызывать на кастинг? Почему меня? В сценарии это никак не оговаривалось. Там нормальная девушка, художница, занимается инсталляциями, и немка, и богатая, и любовь-морковь… Но они вызвали меня, я приехала, мы поиграли с мальчиком, Александром Шеером. И мне сказали, что меня утвердили. А дальше начали снимать.

Были проблемы с языком?
Я, конечно, разговариваю с акцентом. Он у меня не сильный, не грубый, но есть. К тому времени в Германии прошел «Лунный папа». Был настоящий успех, а не так, как здесь, в России. И поэтому публика уже знала, что я русская актриса. И встал вопрос: менять ли в сценарии мою героиню на русскую или озвучивать чужим голосом. И самое трагичное в этой истории заключается в том, что меня все-таки переозвучили, хотя я чистила язык как могла. Работу проделала огромную: и с актерами обсуждала, и юмор вытаскивала.
Но от акцента, конечно, не избавиться за такой короткий срок, тем более что я там не живу. После озвучания многое пропало – и по смыслу, и юмор. Я очень расстроилась.
Поначалу была сцена на русском с объяснением, что мой папа дипломат. Это позволило бы оправдать акцент. Но потом от этой идеи отказались. А главное – причина была примитивная. Я бы даже сказала, политического свойства. Они решили, что при папе-дипломате такая роскошная квартира и машина у девочки быть не может. А раз она богатая, то родители у нее - бандиты. А если они бандиты, то это нужно оговаривать. Это мне сказал продюсер. Режиссер был расстроен. И звукорежиссер был расстроен. Ну, я, естественно, тоже была расстроена, когда узнала, что в озвученном варианте какие-то акценты сместились. Не потому, что они плохо озвучили, а потому, видимо, что не расслышали, что я имела в виду. Вот такая грустная история из-за того, что вмешался стереотип о нашей стране, что у нас богатых и культурных быть не может. Хотя я пыталась убедить, но не удалось.

Вы отказываетесь от участия в «ширпотребе», стало быть, «Виктор Фогель – король рекламы» - это не просто еще одна развлекательная комедия для молодых? В чем же, по-вашему, ее особенность и уникальность?
Во-первых, режиссер по стилю работы ближе к арт-хаусу: по глубине вовлечения всей группы в съемочный процесс, по тому, как он выстраивает кадр, двигает камеру, работает с артистами. Мы очень долго репетировали. Это не было похоже на вариант «снять культовую картину, на которую будут ломиться люди, и заработать денег побольше». Мы пытались глубже разобраться в этом клубке проблем: деньги-любовь-искусство-реклама-старшее поколение. У Гетца (актер Гетц Георге, исполнивший роль креативного директора рекламного агентства – ред.) там очень сильные по актерской работе сцены, где его персонажа просто жалко становится.
Во-вторых, фильм не мог получиться обыкновенным из-за того, что сам режиссер – нестандартная личность. Взять хотя бы то, как он музыку подбирал! Он этой музыкой жил, все время ставил ее у себя в машине, мы на площадке постоянно эти песни пели, а потом все это вошло в фильм (смеется). Саундтрек у фильма абсолютно безбашенный, вещи никак друг с другом не связаны, кроме какого-то настроенческого момента.
В-третьих, мне не кажется, что главный герой не целиком вписывается в моду. Его нельзя назвать актуальным, актуален только род его занятий. А сам мальчик очень необычный. Как и актер, который его играет (Александр Шеер – прим. Ред.). Он не очень понимает, что творится в современной музыке, его это как бы не интересует. Он ходит исключительно в рубашках 60-х, слушает «Роллинг Стоунз». И это с его стороны не понтерство, это его сущность. Я знаю, потому что мы долго общались. Вообще, он сам музыкант, играет в рок-группе. Он часто меня таскал туда к своим друзьям слушать эти концерты. Я бы не сказала, что такой человек может быть актуален в рыночном смысле.

А мне казалось, что актер Александр Шеер в Германии звезда.
Я говорила про героя – он не из тех, кого встретишь на улице через каждого второго. А Александр – да, звезда, после «Солнечной аллеи» стал известен. Но он не кидается в кино. Я знаю, что там есть актеры, которые попадают в струю, также как и у нас, и дальше начинают использовать свой типаж, зарабатывать на этом деньги. Александр не такой, он бросил кино, сейчас играет в театре. Я видела его спектакль, где он играет Треплева в «Чайке». Он ищет, смотрит, что ему подойдет.

Вы его консультировали?
Не-а. Я не вмешивалась, мне было интересно, как он сам это сделает. Он очень боялся, когда я пришла. Это было ужасно приятно. Когда там ты говоришь, что ты русская театральная актриса, твой статус сразу повышается. За этим до сих пор еще тянется шлейф того легендарного русского театра. У них ощущение, что раз ты русская актриса, то у себя дома ты чуть ли не со Станиславским чай пьешь.

Кто-то из западных журналистов очень удивился, что в «Викторе Фогеле» вы сразу попали в такой звездный состав, как Александр Шеер и Гетц Георге. В России вы к тому моменту были уже очень известны. Здесь же ситуация обратная: Шеера в России никто не знает, на «Фогеля» пойдут из-за вас. Над европейскими звездами словно висит рок неконвертируемости. Как вам кажется, удастся ли Александру его преодолеть?
Думаю, да. Морицу Блябтрою же это удалось. Мне говорили, что после «Беги, Лола, беги» его в Москве узнавали на улицах.

Вы сказали, что часто бываете в Германии. Это как-то связано с судьбой уже снятых фильмов?
Да, конечно.

То есть вы участвуете в их раскрутке?
Ну да. Когда они не жалеют денег, чтобы вызывать меня из Москвы. Но кроме этого, я продолжаю сниматься. Последняя моя работа – «Good Bye, Lenin!”, которая в Германии выйдет на экраны к октябре. Режиссер Вольфганг Беккер. Там мне разрешили говорить своим голосом, не взирая на акцент, так как я играю русскую. Самой интересно, что из этого получилось. Фильма никто не видел, Вольфганг никому его не показывает, сам сидит монтирует.

Никаких прогнозов?
Не-а. Даже жанр трудно предсказать, поскольку в сценарии было одно, а потом на съемочной площадке выяснилось, что режиссер видит это по-другому.

Вам удается импровизировать на съемках?
Импровизация возможно только на материале, который ты хорошо знаешь и предварительно изучил. В кино на это не всегда есть время. В русском кино я вообще ни у кого – кроме Абдрашитова – не репетировала до съемок. Всегда все происходило в съемочный день. Выучила текст – и давай, пошла! Тут не доимпровизируешься. Дай бог успеть договориться с режиссером, который всегда занят массой других дел. Единственное счастье безумное было на «Лунном папе» у Бахтиера Худойназарова. Там была сплошная импровизация, когда он шел за актерами и подсказывал, и наши глупости вдруг возводил в глубокую метафору. С ним было ощущение сотворчества. Мы сразу отошли от сценария, из-за чего поначалу был легкий шок: «А как же те слова, а как же та сцена?» В первый же день начали снимать сцену у поезда. Мы ему: «Почему? Что? Куда? Какие костюмы?» А он все: «Неважно, неважно». Актерское удовлетворение было невероятное.

В Европе фильм имел огромный успех…
В Италии меня просто на руках носили. Все говорят: «Звезда, звезда»… И только в Италии, куда привезли «Лунного папу» я, наконец, почувствовала, что это такое, в чем это выражается. Ну, королева. Ношение на руках. А когда после фестиваля я приехала Питер, где в зале сидело четыре человека. Четыре! (смеется) Потому что не было никакой рекламы. Ко мне подбежал прокатчик и закричал: «Вы привезли плакаты?» (смеется) А в Питере я оказалась случайно, что-то озвучивала и зашла представить фильм. Увидела четырех человек, расстроилась ужасно (смеется). А в Италии был бум! По-разному очень воспринимают фильм. Не знаю, почему. То же самое со «Страной глухих», которая никакого впечатления не произвела на Берлинском фестивале ни на кого, а здесь она имеет такой огромный резонанс.

Вы следите за арт-хаус-линией «МК-Другое кино»?
Эту серию я знаю. «Любовное настроение» мне очень нравится, просила всех знакомых, чтобы достали мне кассету. «Танцующая в темноте», естественно, тоже в числе самых любимых. Видела «Желание», но, если честно, не поняла этот фильм. А это что? Гринуэй?

Да, «Контракт рисовальщика», недавно выпустили.
Этот фильм я тоже знаю. Нет, здорово, что вообще есть такая серия.

Что вы можете посоветовать для серии?
Мне очень понравился «Last Resort» с Диной Корзун. И еще фильм «Англия!», в котором я снялась.

Беседовал Вадим Агапов

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.