Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Светлана Проскурина: «Все о любви, других тем нет»

Опубликовано: 06.09.2004

Жюри Венецианского фестиваля уже посмотрело «Удаленный доступ» Светланы Проскуриной – единственную российскую картину, попавшую в этом году в официальную конкурсную программу. О возможных наградах режиссер не задумывается: во-первых, «серьги» не могут уезжать в одну и ту же страну несколько лет подряд, а во-вторых, участие в конкурсе Венеции для режиссера, который двенадцать лет не снимал игровое кино – это уже победа и награда.<br> Константин Шавловский («МК») встретился со Светланой Проскуриной перед отъездом на Биеннале.

Светлана Проскурина: «Все о любви, других тем нет»

Светлана Проскурина – режиссер заметного уровня, чьи игровые картины всегда становятся событием в мире искусства. «Случайный вальс» в 1989 году получил «Золотого леопарда» в Локарно и прокатился по многим международным кинофорумам. «Отражение в зеркале» в 1992 участвовало в программе «Двухнедельник режиссеров» в Канне. В период долгого молчания – двенадцать лет – сделала ряд телевизионных документальных фильмов, а также принимала участие в написании диалогов к фильму «Русский ковчег» Александра Сокурова.
Сюжет фильма «Удаленный доступ» прост: мальчик (Владимир Плаксин) знакомится по телефону с девушкой (Дана Агишева), и у них начинается телефонный роман. Они избегают встреч, опасаясь разочарований, нежданных обид. Но надо знать творчество Светланы Проскуриной, чтобы понять, что фильм ее не может быть ни однозначным, ни простым в вульгарном понимании этого слова.


- С чем связан ваш двенадцатилетний перерыв в кино?
- На самом деле мое отсутствие очень формально – на уровне фильмографии. За это время я очень много смотрела чужое кино и сделала много документальных картин. Я что-то узнала про себя, узнала про какие-то другие отношения с людьми, другой способ общения с друзьями: я делала фильмы только про людей, которые мне близки и знакомы, я не знаю, как снимать про чужих людей и не буду этого никогда делать.

- Все ваши фильмы о любви. Может быть, в эти 12 лет вам нечего было сказать?
- У меня есть подружка – маленькая деревенская девушка, ей шесть лет. И она мне всегда говорит: «Света, знаешь, - все о любви». Других тем нет.

- Я заметил, что в ваших фильмах удивительно естественные актерские интонации. При том, что герои произносят фразы, которые в общем-то необязательны – правильно?
- Люди в большинстве своем очень болтливы. Мы очень легкомысленно относимся к словам, забываем про энергию слов. А слова – удивительная вещь. Русские люди – особенно, совершенно бессмысленно болтливы. Я знаю, как и сколько мы можем говорить по телефону. И я всегда ищу нелепости слов и только интонацией, только звуковой атмосферой стараюсь передать какие-то свои ощущения .

- В отличие от «Случайного вальса» или «Отражения в зеркале» в «Удаленном доступе» больше работы именно со звуком?
- В «Удаленном доступе» как ни в какой другой картине мы со звукорежиссером Владимиром Персовым попробовали применить абсолютно новую для себя систему записи. Мы кучу всего напридумывали. Например, в одной сцене разговаривают два партнера. Одного мы записываем в одной звуковой атмосфере, другого – в другой. И когда я это соединяю, прокладываю еще шумы по нескольким каналам – сцена, как ни странно, становится более упругой и драматичной. Я была потрясена: когда мы закончили эту работу, я прочитала книжку канадского пианиста Глена Гульда, где он описывает, что, когда он занимался радиопередачами, он пробовал сделать то же самое, соединив внутри одного сюжета несколько атмосфер. Этот монтаж дает поразительные результаты. Вообще это удивительно, когда ты нечаянно понимаешь, что то, что изобрел ты, на самом деле кто-то когда-то осваивал совершенно в другой стране, по другому поводу и в другой профессии.

- Вы много работаете с непрофессиональными актерами, и это всегда «попадание в десятку» – как вы их находите?
- В кино очень важно, чтобы все сошлось: и звук, и изображение, которое не получилось бы таким, как мы хотели без оператора Александра Бурова и художника Ольги Николаевой. И, конечно же, актеры. На главную роль в «Удаленно доступе» мы пересмотрели тысячу молодых актрис и неактрис. И когда мне Таня Комарова, режиссер по кастингу, привела Дану Агишеву (Дана закончила филологический факультет МГУ, романо-германское отделение – К.Ш.), когда она только вошла – я сразу поняла, что мы начинаем работать. Дана сыграла так, как будто она серьезная, зрелая актриса. Я не знаю, будет она актрисой или нет – это не мое дело, не мой вопрос. Но она блестяще сыграла эту роль, и, кроме того, она отважна и очень доверчива. Вы знаете, как важно чувствовать режиссера? При том, что она очень разумна, умна, образована, – скажи я ей, что нужно прыгнуть вот в это окно – паузы не будет. Она знает, что если я что-то прошу – это нужно сделать, и нужно для того, чтобы мы двигались дальше.

- Так со всеми?
- Только так. Для меня важны отношения с актерами. Я пишу им письма, разговариваю с ними беспрерывно, я все знаю про них. Когда ты работаешь с непрофессионалами – это очень важно. Если мы не в беспрерывном контакте – что-то ускользает, чего потом не вернешь. Практическимы общаемся 24 часа в сутки. Когда я начинаю картину, то это, если хотите, какая-то лаборатория, артель. Все вместе.

- У фильма долгая история?
- Картина снята за 30 съемочных дней. А история длинная – три года. Но все самое главное мы уже пережили - мы пережили сюжет этого кино. Мы начали проект, и он довольно скоро рухнул по вине продюсеров. Вы знаете: тяжело сидеть и не работать. Но останавливаться – это просто катастрофа. Когда мы остановились, я пришла в какое-то совершенное оцепенение. И поняла, что спасаться можно только одним: я должна переписать сценарий. Полтора года мы репетировали с актерами – с Даной Агишевой, с Леной Руфановой, с Володей Плаксиным, с Володей Ильиным – у нас же нет неглавных ролей, все роли в этом фильме главные. А когда снова запустились, уже с другим продюсером, Юрием Обухвым, у нас был новый сценарий и полностью отрепетированные роли. Теперь все закончилось, картина снята, но мы хотим видеть друг друга, хотим вместе обедать, хотим разговаривать по телефону, хотим знать, в чем мы поедем и как мы будем наряжаться в Венецию.

- Многие режиссеры допускают мелкое хулиганство, и снимают себя в своих картинах – на уровне эпизодика, на уровне мелькания в кадре. У вас этого нет никогда – почему?
- Зачем? Я не люблю свой голос и не люблю того, как я выгляжу. Часто не могу выбрать, какую фотографию отдать в прессу, чтобы она сделалась публичной. Кроме того, меня так увлекает стояние за камерой, когда Дана, например, сидит и говорит мне: «Скажите мне еще что-нибудь, скажите», - и я должна ей что-то сказать. Я не могу представить, чтобы вместо этого я встала рядом с Даной и что-то там из себя изображала, скажем, девушку, проходящую мимо. Ради чего? Чтобы меня запомнили на всю жизнь? Это смешные, мелкие подробности, к которым склонны мужчины скорее, чем женщины. Вы заметили, что женщины вообще себя очень редко снимают в кино? В кадре все должно быть обязательным – только то, без чего ты не можешь обойтись. А без себя в кадре я могу обойтись с большим удовольствием.

Константин Шавловский, «Московский комсомолец»

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.