Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Дмитрий Пиорунский: У меня получается всё!

Опубликовано: 30.10.2001

<b>Дмитрий Пиорунский</b> - первый зам Никиты Михалкова - создал кинокомпанию <b>"Мона-фильм"</b> и спродюсировал фильм. Сделал это тихо, не афишируя. Узнали мы об этом после того, как фильм попал в программу <b>"Особый взгляд"</b> Каннского кинофестиваля, потом на <b>"Кинотавр"</b>, а на Московском международном кадр из фильма стал эмблемой программы российского кино "Россия, которую мы потеряли".

Дмитрий Пиорунский: У меня получается всё! - Почему ты решил стать продюсером?
- Надо всегда максимально разобраться в том деле, которым ты сегодня занимаешься. На тот момент, когда я принял решение создать кинокомпанию и спродюсировать фильм, я был первым заместителем Председателя правления Союза кинематографистов Никиты Сергеевича Михалкова. И мне было очень важно разбираться в деталях того, чем занимаются члены Союза.

- Ты просто решил зайти на кухню и научиться готовить?
- До этого я уже туда заходил. Я спродюсировал два фестиваля российского кино в Нью-Йорке - познакомился с нюансами фестивального движения за рубежом. Потом я был генеральным продюсером фестиваля студенческих фильмов "Святая Анна". Тут я познакомился со спецификой фестивального движения в России. И в том и в другом случае я понял, что фестивали - это отдельный самостоятельный вид бизнеса. Это отдельная кухня. Я в этой кухне разобрался. Поскольку составной частью кинопроцесса является работа со средствами массовой информации, я спродюсировал газету "СК-новости". Потом я познакомился с тем, что такое выпуск видеокассет, и выпустил короткометражки молодых ребят "Короткий метр» - 1, 2 и 3. Следующим шагом было вполне логично создать кинокомпанию.

- Почему ты назвал ее "Мона-фильм"?
- Игра слов. Первоначально сборник "Короткий метр" назывался "Размер не имеет значения". Это был женский проект, исполнительными продюсерами были две женщины - Сабина Еремеева и Екатерина Филиппова. Поскольку вся реклама построена на сексуальном элементе, то реклама нашего "метра" была тоже с сексуальным намеком. "Мона" - тоже намек на женское имя, поскольку трудовой коллектив кинокомпании женский, там нет ни одного мужчины в штате. Там есть только я, но я не в штате, я - президент компании.

- Твое решение стать продюсером фильма явилось, таким образом, логическим завершением цепочки - фестивали, выпуск кассет, пиар?
- Уже после завершения работы над фильмом и Каннского кинофестиваля, на котором он был показан, я в Нью-Йорке провел кинофестиваль "Неизвестная война". Это мой частный проект и наш маленький ответ на "Солдата Райна". Мы показывали "Иваново детство", "Проверку на дорогах", "Торпедоносцы", "А зори здесь тихие". Американцы с левыми взглядами разделили мою личную убежденность, что Великая Отечественная война в основном была выиграна за счет человеческих и материальных ресурсов Советского Союза, а не Америки. Кстати, Каннский кинофестиваль не первый, где я участвовал как продюсер. В начале 90-х годов я продюсировал документальный фильм про депрессивные шахтерские поселки и он получил третью премию на конкурсе телевизионного кино в Сочи. 

 - А как возник фильм "Ты да я, да мы с тобой"?
- Вдруг возникло ощущение, что этот тот сценарий, который нужен. Сценарий написал сам режиссер по мотивам рассказа Вячеслава Пьецуха . У меня была внутренняя убежденность в том, что когда ты начинаешь делать кино, то лучше делать его не по оригинальным сценариям, а по сценариям, у которых есть серьезная литературная основа. На тот момент у Александра Веледенского была за плечами только маленькая студенческая короткометражка. Он вгиковец, ему около сорока. Я увидел в нем человека очень амбициозного. Меня поразила его прическа. Она была вызывающая, вызывающе не моя. Я люблю очень короткие стрижки, а у него была большая копна волос типа каре. Для мужика каре достаточно странно, на мой взгляд. Я подумал: "Вот человек, у которого в голове явно другое, чем у меня". Он оказался очень упертый. Работы у него практически не было, но было сильное внутреннее ощущение себя кинорежиссером. Эта убежденность плюс главным образом прическа и литературный сценарий подсказали, что там будет что-то очень интересное.

- Про Инессу Арманд тоже писали в доносах: "Лекции плохие, но волосы очень хорошие".
- Кстати, дополнительным мотивом в пользу фильма было то, что два моих исполнительных продюсера резко разошлись во мнениях. Сабина Еремеева была очень "за", а Катя Филипова была очень "против". Я решил, что это тоже фактор, который повысит конкурентоспособность картины. Сразу возник внутренний конфликт - конфликт мнений о прическе и сценарии и фактор неожиданности. Нельзя было просчитать, что у Велединского получится.

- А что тебя зацепило в сценарии?
- Сам сюжет. Двое мужиков братьев живут,оторванные от всего мира. Они путевые обходчики - поднимают красную тряпку, когда подъезжает поезд, и опускают ее, когда поезд уезжает. Стирают себе, готовят. Есть некая обходчица. Они с ней говорят по телефону и слышат только ее голос, а потом один из братьев с ней встречается и принимает решение жениться. Второго брата это выводит из себя, и тут происходят шекспировские страсти. И что мне очень понравилось, что жертвой этих страстей, как это водится на Руси, являются не сами участники конфликта, а абсолютно постороннее, не имеющее к этому отношения существо, - маленькая собачка. Там были элементы природного идиотизма нашей простой жизни и тот самый юмор, который помогает нам этот идиотизм переживать.

- Как вы выбирали актеров?
- Владимир Стеклов - несостоявшийся космонавт, а каждый русский путевой обходчик в душе либо несостоявшийся космонавт, либо Нобелевский лауреат. А Сергей Маковецкий символизирует разрушительную эмоциональность русского человека. Мне показалось, это очень точный выбор.

- Как фильм попал в Канны? Связи, знакомства?
- Никаких связей-знакомств. Мы хотели попасть в какую-то из программ. Дальше стандартный сюжет - в Москву приезжают отборщики и им показывают фильм. Причем, они смотрят все. Фильм понравился, мы сделали кассету, субтитры. По-видимому, там решили, что наш фильм дает представление о загадочной русской душе. Наша картина из российских в "Особом взгляде" была одна. Я в Каннах не был, потому что в это время я был в Ульяновске и потом в Каннах я уже был. "Что нового покажет мне Москва? Вчера был бал, а завтра будет два".

- Сколько стоил фильм?
- Около пятидесяти тысяч, меньше двух тысяч долларов за минуту, "Кодак", с одной экспедицией на Селигер, она длилась две-три недели. Все по-взрослому. Маковецкого на Селигере чуть не убили. Должны были снимать сцену на озере и ровно в этот день началась охота на уток. Туда прибежала толпа пьяных охотников, включая местных милиционеров, они стали палить по уткам через голову Маковецкого, абсолютно не считаясь с тем, что идут съемки. И Маковецкий, рискуя жизнью, доснялся в этой сцене.

- Велединский был в Каннах?
- Да.

- Какие он получил эмоции?
- Он пытался пригласить в наш следующий проект Харви Кейтеля. Этот проект мы с ним еще не обсуждали, но Харви Кейтелю он уже сделал предложение и его с трудом оттащили от Кейтеля наши общие друзья. Мы не ошиблись в Велединском, потому что Владелен Арсеньев его уже пригласил делать телесериал "Закон".

- Что значит для Велединского и для тебя участие в Каннском кинофестивале?
- Для Велединского очень много. О фильме писали - и там и тут. Был спецпоказ на "Кинотавре" в Сочи. Сейчас нас пригласили на фестивали в Рим, Киев, Германию. По сложившейся исторической традиции, кто продюсер фильма - не пишут. Есть такая проблема в России - о продюсерах не пишут. Тем более, я давал на фильм свои деньги, в отличие от многих продюсеров, которые, по сути, являются директорами фильмов и осваивают деньги Госкино или других инвесторов. Безусловно, это победа Велединского. Мы внесли свой вклад, денежный и содержательный, но большая часть успеха за ним. То, что касается меня, то я, безусловно, доволен. Я никогда не сомневался. У меня получается все, за что я берусь, но я не ожидал, что у меня получится с первого раза кино. А самое главное, я логически закрыл для себя первый этап участия в кинематографических процессах – спродюсировал короткометражку, несколько кинофестивалей, расставил многое в Союзе кинематографистов и, когда первый этап завершился, вступил в содержательный, подчеркиваю – содержательный, а не личный конфликт с тем, чей тенью я якобы был.

- Почему Вы разошлись с Михалковым?
- Никита Сергеевич Михалков всегда говорил, что хочет любить свое правительство. Он хочет любить правительство, а я хочу любить гражданское общество. Я вижу спасение России в гражданском обществе, а он видит его то в монархии, то в сильной президентской вертикали. Как на художника, на него производит впечатление антураж власти. Вот президент – символ власти. Вот Никита Сергеевич идет по красной дорожке, звучит гимн. Вот в Кремль въезжает кортеж с мигалками. Вот маршируют полки. Или царь стоит с придворными и ливреями. Он считает – в этом сила. А сила, оказывается, в этом муравейнике, где люди выстраивают между собой сообщество. И самое главное, у Михалкова нет единого центра, где может находится великий художник, который хочет быть в центре. Он всегда хочет быть в центре событий. А у жизни много центров. Я всегда был за общественную, государственную модель в кино, за сильное сообщество, которое могло бы оппонировать и противостоять чиновникам в Госкино и Министерстве культуры, а Никита Сергеевич считал, что против лома нет приема. А я говорил: «Акромя другого лома». Вот в этом, может, и был весь конфликт.

- Этот конфликт может быть разрешен?
- Мы же не поссорились. У нас нормальные отношения, и потом нас с ним связывает большой бизнес, который не имеет отношения ни к кино, ни к культуре. Он связан с промышленностью и инвестиционной деятельностью. Мы там – партнеры. Достаточно давно. До того, как я пришел в кино, я был президентом группы предприятий «НИКОС» – это инвестиционный холдинг. Кстати, уже полтора месяца как президентом этого инвестиционного холдинга является Никита Сергеевич Михалков. Восемь лет президентом был я. Потом два года был Альберт Владимирович Баков – гражданский муж Анны Никитичны Михалковой. А теперь – Никита Сергеевич Михалков. Альберт, кстати, является вице-губернатором Ульяновской области, руководителем представительства Ульяновской области при Правительстве Российской Федерации. Мы с ним вместе работаем. Он – в представительстве Ульяновской области при Правительстве РФ в Москве, а я – в Ульяновске. Альберт – японист, выпускник института стран Азии и Африки. Что же касается Никиты Сергеевича, то вместе заниматься правильным построением взаимоотношений в российском кино мы будем только в том случае, когда-либо я изменю свой взгляд, либо он. Но я своих взглядов менять не собираюсь, а с ним на эту тему я давно не разговаривал. В этом смысле его монархизм, который мне был неприятен с самого начала, и который удавалось нивелировать за счет работы команды, выстраивания демократических отношений, в конечном итоге оказался тормозом.

- Почему ты сейчас работаешь в Ульяновске?
- Я советник по экономике главы администрации Ульяновской области. Занимаюсь региональной экономикой. Работа с таким крупным деятелей как Михалков была логическим продолжением работы с рядом другим больших деятелей российской политики и науки. У меня до Михалковы был опыт работы со сложными личностями. В этом смысле Михалков для меня не первый и не последний человек, рядом с которым я могу реализовывать свои творческие потенции.

Беседовала Наталья Ртищева
  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.