Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Грегг Араки: Независимые перестали быть альтернативой Голливуду

Ариан Симар | Опубликовано: 16.05.2005

26 мая 2005 «Другое кино» выпускает в ограниченный прокат (одна субтитрированная копия) последний фильм Грегга Араки «Загадочная кожа».

Грегг Араки: Независимые перестали быть альтернативой Голливуду

 Яркий представитель независимого авангардного кино, обладатель степени магистра по специальности «кинопроизводство» в Школе кино и телевидения Университета Южной Калифорнии, Араки (р. 1959) стал культовой фигурой в 90-е годы после скандальной трилогии «Жизни — предел» (The Living End, 1992), «Полный п...» (Totally F***Ed Up, 1994) и «Поколение игры «Дум» (The Doom Generation, 1995) о современном «проклятом поколении». Также в его фильмографию входят полнометражные картины «Роскошная жизнь» (Splendor), «Нигде» (Nowhere), «Оголенный провод» (The Living End), «Долгий уик-энд (отчаяния)» (The Long Weekend (o’ Despair)) и «Трое изумленных в ночи» (Three Bewildered People in the Night), видеоклипы «The Jag» для группы The Micronauts и «Trash» для группы The London Suede, и пилотная программа для MTV «Так кончается мир» (This Is How the World Ends).
Фильмы Араки были показаны на самых престижных кинофестивалях мира, в том числе в Сандансе, Берлине, Венеции, Торонто, Лондоне и Нью-Йорке.
«Таинственная кожа» - первый после семилетнего перерыва фильм Араки, давно ожидаемый поклонниками.
ДК публикует интервью с Греггом Араки четырехлетней давности – периода его работы над сценарием «Загадочной кожи».

Худшее впечатление от интервью с Греггом Араки – их музыкальный фон. Каждое будет сопровождать собственный саундтрек: громкий панк или альтернатива. Если вам приходилось сталкиваться с Араки в середине 80-х , вы могли подумать, что заблудились во времени. Он сидел на углу Дабл Рейбоу в Мелроуз, потягивал кофе, пускал дым и заполнял от руки страничку за страничкой. Едва ли какой другой режиссер может похвастаться той несгибаемой верностью принципам, что демонстрирует Грегг Араки. Он – независимый кинематографист, продолжающий отстаивать идеи, в которые верит. Вопреки всему он не сдает своих позиций. Пресса создала ему имидж отпетого плохиша. Но, уверяю вас, Грегг – весьма симпатичный парень.


Почему так много времени вы проводите в кофейнях?
Так повелось со времен Дабл Рейбоу. Я сочинял сценарии в забегаловках. Именно там нахожу подходящие условия для работы. Мне трудно писать дома. Могу редактировать текст или делать предварительные наброски, но работать с полной отдачей способен лишь вне обжитых стен. Беру плеер - и покидаю квартиру. Все мои сценарии писались в городе, в самых разных местах. Работа над текстом проходит несколько стадий. В начале - всегда черновик, каракули. Самое сложное для меня – сесть, наконец, за компьютер и довести материал до финальной кондиции. Слова отчего-то охотней ложатся на чистый бумажный лист.

Ваши персонажи изнывают от скуки. Но сами вы мало похожи на человека, который привык скучать.
Скучают ребята из забегаловок. Между автором и персонажами его лент – несходство громадное. Люди ошибаются, если считают мои фильмы чем-то вроде автобиографии. Их сюжеты – плод работы воображения. Автобиографическое кино нахожу ограниченным и скучным. Конечно, в моих фильмах отражаются реальные впечатления, память о людях, которых я знал, о событиях, что и в самом деле случились. Но реальность для меня не капкан. Доверяюсь своей фантазии.

Вы уроженец Лос-Анджелеса?
Я родился здесь, но рос в Санта-Барбаре. Потому в моих фильмах так ощутим дух и стиль южной Калифорнии. Ее эстетика, ее ритм.

По происхождению вы японец…
Американец японского происхождения. Мои родители родились в Штатах. Бабушка в свое время приехала из Японии. Не знаю, к какой категории мне стоит себя отнести…«японоамериканец» во втором, а может быть в третьем поколении? Важно то, что как личность я формировался в Санта-Барбаре, где преобладали белые и латиносы. Черные и азиаты были наперечет. Вырос ассимилированным японцем. Связь с этническими корнями, с родиной предков я почти перестал ощущать.

Как проявляет себя в ваших картинах этот южнокалифорнийский опыт?
Тактичный и честный подход к расовым различиям – то, что мне особенно нравится в Южной Калифорнии. Я перенял его, как видно из моих лент. Избегаю делать акцент на расовых проблемах. Для многих людей они сохраняют первостепенную важность, но для меня – несущественны. Это не то, что лишает меня покоя. Не то, что реально заботит моих друзей. У тех, с кем я дружен, разный цвет кожи. Но было бы глупо, если б я стал изрекать пафосную хрень: «Ты, мол, дружище, латинос. Ты – белый. А я – азиат. Как здорово, что мы вместе». Подобные вещи не обсуждаются нами. Расовые проблемы, конечно, - часть американской реальности, но для людей моего круга – не заноза в мозгах.

Все в южной Калифорнии настроены так?
Ценю земляков за их ненапряжность, за позитивный настрой. Живя в южной Калифорнии, я впитывал эти качества. Не говорю, что расизма не существует вовсе. Не утверждаю, что расовых проблем нет, что никто не сталкивается с ними. Просто так вышло, что конфликты на расовой почве обошли меня стороной.

Не кажется ли вам, что расизм вновь поднимает голову? У всех на памяти лос-анжелесские погромы. (События 1992 года, вызвавшие хаос в главном городе Калифорнии. Черные и азиаты шли стенка на стенку. Белые предпочли бежать от заварухи или отсидеться за неприступными заборами. Латиноамериканцы под шумок атаковали супермаркеты. – С. А.). Кинематографист, американец азиатского происхождения, как вы ощущаете себя?
Главное - индивидуальность. Понимаю, что как киношник, я занимаю сразу две ниши – репрезентируя азиатов и представителей секс меньшинств. Конечно, в своей повседневной жизни я не талдычу себе под нос: «Я азиат, я гей, я делаю особенные фильмы». Я тот, кто я есть. Выражаю себя так, как считаю нужным. Ищу для этого адекватные пути. Режиссер, однако, не может влиять на то, что о нем нафантазируют люди, как средства массовой информации интерпретируют его личность, какой ключ подберут к картинам, к какой категории их отнесут. Я не могу повлиять на чужое мнение. Но не хочу, чтоб чьи-то стереотипы ограничивали мою свободу, связывали по рукам и ногам. Этот бунтарский запал - от панк-рока и альтернативной музыки. Я не шарик, что безропотно отправляется в лунку. Странно, что люди (будь то геи или цветные) стремятся сбиваться в стаи, что им комфортнее в рамках одной из замкнутых групп. Меня никогда не влекла подобная перспектива. Никогда не мечтал раствориться в комьюнити. Я сам себе голова. Делаю то, что делаю, поступаю – как поступаю. Принимаете – принимайте, отвергаете – выбор ваш. Нравиться всем подряд не входит в мои задачи.

Похоже, панк оказал на вас огромное воздействие…
Определяющее. Значительно большее, чем моя раса или моя сексуальность. «Обращение» случилось в годы учебы в колледже. Все эти идеологии…

Вы в самом деле находите панк полноценной идеологией?
Я в этом уверен. Философия панка DIY( Do It Yourself, Сделай Это Сам) убеждает, что не стоит идти на ненужные компромиссы, что можно не принимать рутинные правила рока. Есть шанс взрастить себя самому, сохранив честность и чистоту во всем, что делаешь. Быть наивным, нелепым, но все же самим собой. Вот какие идеи сформировали меня. Даже сейчас во времена пост-панка есть место для беззаконного творчества, для искренних порывов, для радости от того, что выложился сполна, растормошив аудиторию. Нет нужды вливаться в мейнстрим, стремиться к массовому успеху, чтоб доказать кому-то: ты и взаправду крут. Все мои любимые группы не могут похвастаться популярностью (да и не стремятся к ней). Они не менее замечательны, чем Рики Мартин или «Бэкстрит бойз», просто – недостаточно известны. Отношение к популярности идет от твоих принципов. Если ты делаешь то, во что веришь, если есть люди, готовые слушать тебя, нет разницы, широк их круг или узок. По-моему, это здорово!

Как вам удалось сохранить такие взгляды в Лос-Анджелесе, где всякий новичок метит в сменщики Квентину Тарантино?
Средства массовой информации вскормили санденсского монстра ( Имеется в виду фестиваль независимого кино в Санденсе, диктующий «альтернативную» моду. – С.А.). Есть масса киношников, которые мечтают делать фильмы в духе Тарантино или Кевина Смита. Беда в том, что сказать им нечего. Они не художники, лишены оригинального взгляда на мир. И это касается не только киноиндустрии. Мы живем в информационном обществе, где правила игры определяют глянцевые журналы, мания популярности и прочие феномены масскульта. Если считаешь себя художником, отсекай ненужное, фокусируйся на том, что действительно важно в работе. И старайся остаться в фокусе.

Вас финансируют французские фирмы. Французы лучше понимают вас?
«Поколение игры «Дум» и «Нигде» финансировались из Европы. Французы лояльны ко мне, ведь они помешаны на понятии «автор». Но грустно осознавать, что голливудские стандарты завоевывают весь мир. Включая Европу. Авторские картины делать становится все трудней. Даже независимые производители становятся прижимистыми, алчными. Все хотят уподобиться компаниям Мирамакс или Артизан. Малобюждетный проект стоимостью в один миллион или в два миллиона долларов заинтересует немногих. Предпочтительней – стомиллионная прибыль с картины, на которую потрачено пятьдесят миллионов. «Независимые» перестали быть альтернативой Голливуду. Они сами пробуют встроиться в Голливуд.

В среде геев бытует термин «родня по выбору» (суррогатная семья, family in choice). Отличная характеристика для персонажей фильма Totally Fucked Up (« Полный п…»). И вместе с тем – для природы самой маргинальности. Мне кажется, что в самосознании этнических и сексуальных меньшинств имеется явное сходство. Похоже, именно гей-культура дает нам точный язык для описания маргинальных групп.
Не уверен, что это так. У нас есть врожденный инстинкт вливаться в какое-то племя. Потому и образуются объединения и союзы. «Затраханные» и «Нигде» можно счесть фильмами о «родне по выбору». Но герои – не просто группа товарищей. Не племя, а «метаплемя», где личные взаимосвязи сильнее любых лимитов и границ. Что касается гей-культуры (во всяком случае, той ее разновидности, что утвердилась в западном Голливуде), она основана на расизме и женоненавистничестве. Не ломает барьеры, а добровольно возводит их. У ребят из «Затраханных» разный цвет кожи. В фильме есть лесбийская пара. Вот почему эта группа не укладывается в стандарт гейской «родни по выбору». Они аутсайдеры, живущие по собственным законам. То же самое - в фильме «Нигде». Персонажи картины не просто представители разных рас, различных культур, они, к тому же, имеют несхожие сексуальные предпочтения. Натуралы, геи, бисексуалы в моем кино не стремятся к резкому размежеванию. Я, как режиссер, пренебрегаю различиями. Возможно, мой оптимизм – позиция прожектера. Но я создаю воображаемое поколение, для которого расовые различия или сексуальная ориентация - нечто малосущественное. Облик «нового племени» уже проступают сквозь нашу реальность. Многие ребята из «поколения некст» рождены от смешанных браков. Среди них есть и те, кто принял решение не загонять свою сексуальность в жесткие, определенные обществом, рамки. Они научились перемахивать барьеры. Как знать, может быть эти ребята - представители расы более совершенных людей? (смеется). Я не сторонник дотошных классификаций. Не люблю раскладывать все по полочкам, рассаживать сверчков по шесткам. Такой подход закрепощает сознание. Желание стать членом какой-либо группы коренится в нашей натуре. Но стадное чувство само по себе – из категории помешательств.

 Интервью было опубликовано в сборнике OUT OF THE SHADOWS/ Asians in American Cinema, Locarno,2001, сокращенный перевод с английского Сергея Анашкина

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.