Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Карлос Рейгадас: Я снимаю половые органы такими, какие они в реальной жизни

Опубликовано: 27.07.2005

В ограниченный прокат выходит фильм Карлоса Рейгадаса «БИТВА НА НЕБЕСАХ» (BATALLA EN EL CIELO) – один из самых ярких и противоречивых фильмов конкурсной программы МКФ в Канне 2005.

Карлос Рейгадас: Я снимаю половые органы такими, какие они  в реальной жизни

 Карлос Рейгадас родился в 1977 году в Мехико. Подростком влюбился в кино, но поначалу предпочел карьеру юриста. В Мехико поступил на юридический факультет местного университета. Его диплом был посвящён проблемам Международного суда и возможности контролировать решения Совета безопасности ООН в вопросах мирного урегулирования. По окончании университета 23—летний Рейгадас отправился продолжать учёбу в Лондон, где защитил диссертацию и получил степень магистра (тема диссертации – военные конфликты). Работал в мексиканском представительстве при ООН, в дальнейшем собирался делать карьеру в Международном суде. В 1997 году – Рейгадас жил в то время в Нью-Йорке – он решил уйти из юриспруденции и поступить в Брюссельскую киношколу. На вступительных экзаменах представил короткометражку и не был принят с формулировкой «вы уже и так готовый режиссёр, нечего чьё-то место зря занимать». В 1999 году поставил и продюсировал три коротких фильма-экзерсиса. С сентября 1999 по февраль 2000 года работал над сценарием «Япония», летом приступил к съёмкам. Сам продюсировал фильм и сам же отчасти финансировал. Для всей команды, трудившейся над «Японией», это был первый опыт полнометражного кино. Рейгадас снимал непрофессионалов: на главную роль позвал хорошего знакомого (Алехандро Ферретис трагически погиб в 2004 году), на остальные – простых деревенских жителей. Фильм получил множество премий на международных фестивалях, среди которых Специальное упоминание жюри «Золотой камеры» в Канне. «Битва на небесах» - второй его фильм.


Снимая фильм, вы отталкивались от реальных персонажей?
Да. Маркос Эрнандес работал с моим отцом в Министерстве культуры. Он сыграл у меня маленькую роль в «Японии», и именно о нем я подумал, когда решил снять свой второй фильм. Он мне очень помог в создании концепции истории, как в свое время Алехандро Ферретис помог мне в «Японии».
Маркос идеально подошел на роль человека, которого раздирает внутренний конфликт. У него впечатляющая внешность и какая-то внутренняя загадка. Я люблю снимать людей такими, какие они есть на самом деле, словно они свет в воде, дерево или прекрасная картина. А камера затем схватывает их внутреннюю сущность. Маркос ничего не играет, он такой, какой он есть. Мой идеальный актер.

Вы ищите актеров, который не играют, а скорее открывают самих себя?
Маркос сам по себе не представляет никакой идеи. Мне кажется, что мы ближе подходим к сущности Человека, когда он просто стоит перед камерой, без намерения передать какой-то смысл.
Актеры «Битвы на небесах» не читали сценария, потому не знали намерений своих персонажей. Мне нравится добиваться как можно более естественной игры или, точнее, ее полного отсутствия. В случае с Аной, которую играет Анапола Мушкадиз, я даже немного изменил роль в соответствии с ее личностью и поведением.
Когда меня что-то привлекает в человеке, я создаю персонаж, отталкиваясь от какой-нибудь его привлекательной черты. Главное сам человек. Я люблю непредвиденные ситуации, и меня часто удивляет спонтанность актеров-любителей.

Вы для того близко приближаетесь к телам актеров, чтобы обнаружить их тайны?
Когда я пишу сценарий, я представляю себе вещи такими, какими я их ощущаю. Это правильно как для Маркоса, так и для города Мехико и его звуковой структуры.
Я показываю плоть, волосы, жидкости и свет. И фильм кружится вокруг желания («anhelo» по-испански) чувствовать, познавать, осознавать.
Я не стараюсь давать ответы, я задаю вопросы и довольствуюсь тем, что констатирую наличие тайн жизни, которая является одновременно нашим существованием и нашей совестью.
Через свое тело мы пытаемся войти в этот мир. И в конце фильма новая сцена напоминает нам, что мы сами являемся плотью, которую однажды придется покинуть. Мы все преходящи, но тем не менее все мы боги внутри себя.

Какое влияние мексиканское общество оказывает на ваших персонажей?
В настоящее время похищения очень часты в Мексике. Это явление стало для меня отправной точкой для показа более универсальных вещей.
На самом деле Маркос мог бы быть немцем или китайцем. Мой фильм развивается в очень жестком социальном контексте, который, тем не менее, очень далек от политики: прежде всего я хотел показать конфликт человека, которого раздирают противоречия между его поступками и его внутренней природой.

Так уж необходимо для Маркоса похищение ребенка?
Через историю похищения я хотел показать сложность жизни и нашего выбора. Маркос не бедный человек, у него есть дом и семья. Это похищение для него не так уж необходимо для выживания, но представляет собой простой и эффективный способ приобретения дополнительных денег, например, чтобы купить новую машину. Он выбирает свою жертву из своего близкого окружения потому, что это легче, чем похищать из богатой семьи, охраняемой телохранителями.

Можно ли сказать, что фильм рассказывает о моральной деградации в вашем городе?
С первого взгляда можно подумать, что герои фильма «Битва на небесах» аморальны: жена Маркоса похитила ребенка, Ана работает в борделе. Их нельзя назвать заблудшими душами, потому что им самим их поведение кажется совершенно нормальным. Но вот Маркоса раздирают противоречия. И во время своего схождения в ад он почувствовал прикосновение чего-то возвышенного. Маркос чувствует свою вину не потому, что так говорит ему его разум: возмущаются его внутренности, само его тело восстает против этого преступления.

Почему религия играет такую важную роль в вашем фильме?
В Мексике католицизм – скорее ритуальное, чем духовное действо. Богоматерь Гваделупская считается матерью всех мексиканцев, ее любовь неизменна и безусловна, как любовь матери, и мы, мексиканцы, рады навсегда оставаться детьми. Так что паломничество в фильме факт скорее социальный, чем религиозный. Жена Маркоса тоже присоединяется к процессии, чтобы искупить свою вину, и при этом думает что она может, как все остальные, сначала согрешить, а потом раскаяться. Маркос же совершает свое паломничество, чтобы встретить свою судьбу.

Откуда этот мрачный романтизм в вашем фильме?
Я люблю работать с сильными чувствами и передавать их дыхание в кульминационные моменты, как это сделал Росселини в конце своей «Поездки в Италию» (Viaggio in Italia). Кроме того, я люблю немецкую романтическую живопись. Она показывает взрывную сторону природу, куда более мощную, чем у человека, но которой, тем не менее, нужно присутствие человека.

Вас притягивает нарушение правил и провокация?
Вид молодой и привлекательной женщины, которая делает минет бедному и немолодому мужчине (Маркос) может по-настоящему возмутить часть публики. Поверхностное суждение будет таково, что это эстетический шок, но само табу гораздо глубже. Оно основывается на социальном различии. Если бы этот мужчина был богатым наркодилером, никто бы не удивился, а женщину сочли бы проституткой. Я шокирую просто так, я хочу вызвать у зрителей сильные чувства.

Вы специально добиваетесь эстетического шока, в частности, в любовных сценах?
Нет, я считаю, что тела моих героев прекрасны. Я показываю их темную кожу, покрытую потом, великолепные изгибы, красивую человеческую плоть. Я стараюсь показывать это открыто и с уважением, потому что большинство людей имеют обычные тела, а не тела знаменитых кинозвезд. Лично я предпочитаю видеть Маркоса и его жену, занимающихся любовью свободно, чувственно и реалистически, нежели Тома Круза и кого-либо из его коллег за тем же делом. Я не преследую цель возбудить зрителей или вызвать у них отвращение. В этой сцене тела моих героев сливаются со светом и с их трогательной незащищенностью.
И мне кажется абсурдным показывать супружескую пару, занимающуюся любовью и старательно прикрывающими простынями грудь и половые органы! Я предпочитаю снимать половые органы такими, какими они есть в реальной жизни: я считаю, что их естественная красота передает то ощущение, которое испытываешь при любовном акте. Мы есть тело и душа.

Секс является чем-то характерным для ваших персонажей?
В начале и в конце фильма сексуальный акт связан с верой. Напротив, сексуальные отношения между Маркосом и его женой – это скорее выражение эротической любви. Наконец, в отношениях Маркоса и Аны секс становится орудием для манипуляции. Ана полагает, что контролирует сексуальные потребности Маркоса, но она заблуждается, потому что, думаю, Маркосу нужно скорее общение и быть услышанным.

Вы хотели показать через стилизованную фелляцию, что секс имеет метафизическое измерение?
Я хотел начать фильм с лица, этого отражения нашего внутреннего мира и наиболее непосредственного показа индивида. А затем расширить рамки и постепенно обнажить взаимодействие мужчины и женщины, как если бы они представляли собой всё человечество. Интимная и страстная фелляция может быть эстетической. Я хотел дистанцироваться от порнографии, целью которой является возбудить зрителя, а потому снимал эту фелляцию необычным и неожиданным способом, чтобы зрителя трогал этот момент интимности.
Начало фильма как бы резюмирует весь фильм: мужчина и женщина соприкасаются в крайне интимной ситуации, но общение им не удается. Между ними существует дистанция, и они страдают это этого. Сексуальность всегда двойственна, она плотская и метафизическая, заурядная и глубокая. Я показываю фелляцию как сексуальный акт и как акт веры. В сексе можно обрести веру.

Как деревня и город влияют на ваш визуальный стиль?
В «Японии» пейзаж был уже сам по себе действующим лицом, и идея была такова, что сильная окружающая среда может помочь потерянному человеку. В «Битве на небесах» город постоянно оказывает давление на героев фильма, особенно на Маркоса, который несет в себе драматический заряд фильма. Показывая атмосферу Мехико, я хотел передать ощущение боли и напряжения. Иногда городская жизнь подавляет персонажей, и в некоторых сценах я пытался передать это, используя нервный документальный стиль дрожащей камеры. Эти сцены я перемежаю с более визуально насыщенными. Например, когда Маркос выезжает из города и останавливается на заправочной станции, свет и музыка создают магическое мгновение: мы попадаем в более поэтический мир, где время словно остановилось. При том, что Маркос остановился там только для того, чтобы заправиться!

Вы не грешите иногда чрезмерным движением камеры?
Я люблю пользоваться камерой, как кистью, чтобы посмотреть, как цвет рассекает пространство. Но после «Японии» я спокойнее обращаюсь с ней. Фильм «Битва на небесах» я предпочел наделить скорее языком монтажа. Поскольку в городе пространство ограничено, то и в фильме оно показано более обрывисто. В конечном счете, из всех отснятых круговых панорам я оставил только одну, у которой была своя специфическая задача: разворачиваться во времени и пространстве, в то время как рядом происходит любовная сцена. Иногда мы смотрим на фильм через музыку: пространство, время и материя начинают танцевать. Реальность может быть уродливой, нейтральной или стилизованной. Всё зависит от нашего изменчивого взгляда на нее.

Насколько далеко вы отстояли от того мира, который снимали?
Даже если история Маркоса кажется сильной и своеобразной, иногда нужно уметь иногда от нее дистанцироваться. Дистанцирование не очень популярно в кино, потому что зрителям нравится, когда повествование их захватывает, и они тонут в чувствах.
Я же предпочитаю приглашать зрителей найти в моем фильме присущее ему время и пространство и дать им шанс быть уж лучше захваченными ощущениями.

Какие кинематографические ссылки можно увидеть в вашем фильме?
В «Битве на небесах» я чувствовал себя свободным от любого влияния. Однако во время съемок я вспомнил о Росселини и его работе над фильмом «Рим – открытый город» (Roma, citt? aperta). Он создал придуманную историю, пользуясь при этом послевоенной действительностью. В визуальном же плане я вспоминал сюжеты и краски Тициана и Тинторетто.

Как ваши образы связаны со звуком и музыкой?
Я считаю, что кино очень близко к музыке. Я строил свое повествование так, как если бы я слушал музыку. Иногда хотелось слышать только две флейты, а потом звучание струнных и тарелок. Мне нравится, когда в фильме чередуются большое и малое: это создает движение, как в симфонии.
В «Битве на небесах» звук часто субъективен, потому что он показывает, как Маркос смотрит на мир и как он его понимает. Я использую и субъективную камеру, однако, при всей своей силе, при показе внутреннего мира героя она не бывает настолько благородна, как звук. Когда Маркос выезжает из города, он останавливается на обычной заправочной станции, и священная музыка Баха поднимает всю сцену над действительностью. Я не пытаюсь быть реалистом. Мне нравятся контрасты в парадоксальной логике. Красота порой гнездится рядом с уродством. Так что, когда Маркос слышит прекрасную музыку в ужасном месте, его охватывает волшебное чувство.

Вы чувствуете себя близким к «магическому реализму»?
В магическом реализме отрыв от реальности выражается исключительно через материю. Показ девушки в платье длиной в семь километров чужд моему миру. Я предпочитаю кафкианский мир с его мощной метафизикой. Я стараюсь показать удивительную красоту реальности или, скорее, красоту известных нам материальных вещей. Я работаю над тем, чтобы открывать красоту в любом месте.

Вы можете объяснить нам, откуда это название – «Битва на небесах»?
В названии – скрытая ирония, так как Мехико ближе к аду, чем к раю. Точно так же, как в случае с моим фильмом «Япония»: название и там остается открытым. Можно предположить, что это намек на борьбу Маркоса в адском городе, или же это борьба двух греческих богов в небесах, которые оспаривают судьбу людей, или же это… толкований столько же, сколько зрителей.

В вашем фильме есть надежда?
Конец фильма парадоксален. Тело Маркоса умирает, но тайна остается. Мне мой фильм кажется оптимистичным, несмотря на трагическую историю. Он пронизан скрытой красотой и желанием Маркоса понять себя, узнать себя глубже. Тем не менее, не надо думать, что Маркос попадет в рай, потому что ему сосали член.

материал предоставлен агентством «Интерсинема XXI век»

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.