Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

АЛЕКСАНДР РЕХВИАШВИЛИ: К ЛЮБОЙ ТРАГЕДИИ ПРИВЫКАЕШЬ

Опубликовано: 07.05.2013

Размышления великого грузинского режиссера-философа о кинематографе, родине и судьбе

АЛЕКСАНДР РЕХВИАШВИЛИ: К ЛЮБОЙ ТРАГЕДИИ ПРИВЫКАЕШЬ

БОРЬБА СО ЗЛОМ

Я всегда смотрел на реальность, в которой жил, трагическим взглядом. Для меня познание самого себя и реальности возможно не через комедию, а через драму, трагическую форму видения. Крен в сторону драмы, к трагическому мироощущению, и отличает мои фильмы от большинства грузинских фильмов, которые очень жизнерадостны и оставляют зрителя в пасхальном настроении. Это связно, видно, с моим характером – я человек не очень разговорчивый, не очень веселый. Я всегда посвящал фильмы тем несправедливостям, которые существовали в жизни и будут, конечно, вечно нас сопровождать. Тема борьбы со злом и присутствия зла в нашей жизни в грузинском кино отсутствовала, но в реальности зло имело огромное значение. Зло довлело над жизнью человека. И это – тема, которую я постоянно разрабатывал. Я никогда не боролся со злом, потому что с ним бороться не нужно, это результатов не дает. Но о присутствии зла я снимал фильмы – о том, что зло всегда сопровождает нас, в большей или меньшей степени.

РАЗРУШЕНИЕ СЮЖЕТА

Я всегда разрушаю сюжет, мои фильмы - это как бы фрагменты цельного сюжета. Для меня имеет огромное значение соотношение паузы и звука, целая драматургия построена на тишине и на звуке, на этой пропорции в фильме. Эта формальная сторона для меня имеет огромное значение. Даже, может быть, более высокое значение, потому что новая форма открывает старую, традиционную концепцию с невидимой стороны. С той стороны, с какой ее еще никто не воспринимал. Вот как в кубизме, например. Кубизм – это восприятие предмета с разных точек зрения одновременно. Я пытаюсь делать в кино то же самое – с невидимой стороны увидеть предмет или явление. Это достигается минимальными средствами.  В фильме “Путь домой”, по-моему,  я достиг максимальной упрощенности формы. Там существует цельность поисков формы, которые очень просты.

МОЙ ПОПУЛЯРНЫЙ ФИЛЬМ

Мой самый  популярный, к сожалению,  фильм  - это “Ступень”. Было очень сильное желание Госкино СССР, чтобы я изменил своему стилю, перестал  снимать черно-белое кино. Они потребовали категорически: если это будет черно-белый фильм, они не разрешат запускать в производство. У меня даже сохранилось письмо главного редактора Евгения Суркова (это был очень симпатичный для меня  человек, хотя все его вспоминают не совсем добрым словом). Сурков  прислал мне письмо где он мне признается в великом уважении к моему творчеству, но советует изменить и формальную, и концептуальную направленность. Если этого не будет, то фильма не будет. Подумать только, главный редактор Госкино присылает письмо режиссеру, который делает все наоборот, не так, как они хотят! И мне пришлось пойти на небольшой компромисс в фильме “Ступень”.  В результате получился более зрительское, более популярное кино. Я, к сожалению, отступил от каких-то представлений, которых придерживался до этого в своих фильмах.
 

КИНОФЕСТИВАЛИ

Я имел смелость отказаться от участия в Каннском фестивале. Это было в 1986 году. На фестиваль отобрали “Ступень”, он уже был в программе, буклеты были отпечатаны. Меня вызвал к себе лично Ермаш, ругался всякими нецензурными словами, но при этом с большим уважением ко мне отнесся. “Все приходят, просят, чтобы их фильмы представили, а вы отказываетесь от участия в фестивале!”. Он мне показал, по-моему, с его текстом какую-то брошюру, там была реклама моего фильма. Но я решил отказаться от участия, потому что считал, и я в этом убежден до сих пор, что фестивали – это вред, это коммерческая игра каких-то людей, которые кино, как творчеству, как искусству, приносят больше вреда, чем пользы. Какую-то пошлость я вижу в фестивалях! Я уверен, что они приносят вред, особенно молодому поколению, ориентируют  его на ложные ориентиры, на ложные пути в кинематографе.
 

ЗОЛОТОЙ ВЕК

У нас был золотой век грузинского кино – это были времена начала тоталитарного государства и его конца.  Между прочим, в  1920-х годах грузинское кино было более высокого уровня, чем  в 1960-80-х годах. Например,  фильмы “Моя бабушка” Микаберидзе, “Элисо” Шенгелая и “Соль Сванетии” Калатозова.  Для меня это фильмы мирового уровня. Потом Калатозов повторил “Соль Сванетии” в “Летят журавли”. Так что «Летят журавли»  был не новым для Калатозова, это были его воспоминания о начале его пути в кино. Подумать только,  в Грузии, которая была частью Российской империи, уже в 1910 году появился полнометражный документальный фильм “Путешествие Акакия Церетели в Рача-Лечхуми”!  Это о чем-то говорит, не правда ли? Есть у грузин  природный дар к средствам выражения, которые существуют в кинематографии… К сожалению (дай бог, чтобы я был неправ), я не вижу возможностей для возрождения грузинского кино. Выйдет один фильм, два фильма, талантливые, менее талантливые, но такого обобщенного понятия, как грузинское кино, уже никогда не будет.  

БЛАГОДАРНОСТЬ

Трудно определить ценность фильмов, которые я снял, но я благодарен судьбе, что смог эти фильмы снять. Если бы не один человек, который повлиял на мою судьбу, на мою жизнь, я бы эти фильмы не снял. Я учился во ВГИКе в мастерской Герасимова, и он мне предложил остаться в Москве, чтобы работать на студии Горького. Я был в очень хороших отношениях с замечательным человеком и великим режиссером Михаилом Константиновичем Калатозовым, и я спросил его: “Мне предлагает Герасимов остаться в Москве. Как вы считаете, остаться или нет?”. Я знал его огромный опыт, огромное знание московской кинематографической жизни. И он просто категорически сказал: “Не оставайся здесь, уезжай в Грузию”. Я без колебаний его послушал и уехал в Грузию. И я за это до конца жизни буду его благодарить, потому что, если бы я остался в Москве с моими понятиями о кино, с моими взглядами на жизнь, я никогда бы ничего не снял. А то, что мне предлагали бы снимать, я, конечно, снимать не стал бы.

РОДНАЯ ПОЧВА

Сколько кинематографистов уехало из Грузии! Я считаю, что художник может творить за пределами своей страны, но кинематограф связан непосредственно с той реальностью, в который ты живешь. И надо очень близко и глубоко знать среду, в которой ты живешь, о которой ты снимаешь. Единственное место, где можно снимать грузинские фильмы, это Грузия. Не может, Отар Иоселиани снимать фильмы во Франции! Это не французские фильмы и не грузинские, а просто хорошие фильмы. И,  может быть, не такие хорошие, как те, что он снимал здесь. Отрыв от своей почвы в кинематографе ведет к ужасным результатам. Это недопустимо. У меня были приглашения уехать и снимать в других странах.  Но я понимал, что, приехав туда, я оторвусь от почвы, на которой строится кино, на которой строюсь я сам, и результат  будет не таким, каким он должен быть.  И вот это надо понимать властям и делать такую страну, из которой люди не мечтали уехать, а в которую, наоборот, возвращались бы, чтобы творить, создавать новую грузинскую культуру.  Культура – это основа национальной жизни везде. К сожалению, и в Европе сейчас какой-то упадок культуры. “Закат Европы”, о котором написали в 1920-х годах, к сожалению, продолжается. Это долгий процесс, но из него надо как-то выходить. И такой маленькой стране, как Грузия, это сделать значительно легче.  


ЕДИНСТВЕННЫЙ ВЫХОД

Единственный возможный путь развития для грузинского кино -  это кино экспериментальное. Без экспериментального кино не может быть никакого кино, эксперимент – основа любого творчества.  А грузины по своей сути экспериментаторы. Так как это небольшие деньги, то  государство может позволить себе выделять какую-то часть бюджета, чтобы люди без всяких гонораров просто могли жить и делать экспериментальные фильмы.  Это единственный выход. Ну, а еще, конечно,  документальном кино.   Документальное кино – это тот материал, на котором строится все творчество игрового кино. И я призываю молодых, когда преподаю, советую им, чтобы они больше занимались документальным кино, чем игровым, заниматься которым сегодня практически нереально. Если хочешь снимать кино, снимай пока хотя бы документальное и можешь добиться замечательных результатов.
 

КОНЕЦ МЕЧТАМ

Советский Союз я не так уж ругаю, потому что люди в нём жили, и были талантливы, и работали, и были счастливы. Да, были и ужасные времена, но ничем не хуже, чем сейчас. Но когда я почувствовал, что  СССР приходит конец,  я радовался.  Я тогда думал, что  фильмы, которые я не  мог снять раньше, теперь  я, наконец-то, сниму.  У меня были готовы три сценария, которые, как я думал, мне позволят снимать без цензуры (все это были малобюджетные фильмы). К сожалению, это оказалось мечтой.  Я не снял ни одного фильма. Это, конечно, было для меня большой трагедией. Но к любой трагедии привыкаешь…

По материалам сайта «Радио Свобода»

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.