Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Уолтер Саллес: Я хотел пройти дорогой Керуака

Аурелиано Тонет | Опубликовано: 16.09.2013

"Для меня не существует никого кроме безумцев, страждущих жить, общаться, спасать самих себя, жаждущих получить всё и сразу, тех, кто не произносит банальности, но горит, горит, горит словно сказочные свечи, блуждающие меж звезд..." (Джек Керуак)

Уолтер Саллес: Я хотел пройти дорогой Керуака

- Помните свои ощущения после первого прочтения романа «На дороге»?

- Я читал книгу в очень непростой для Бразилии период – в годы военного режима. Цензура имела огромное влияние на прессу, издательские дома, музыку и кино. «На дороге» не печатался в Бразилии в то время, и мне пришлось читать его на английском. Меня мгновенно покорили раскованность главных героев, пронизанный джазовыми ритмами стиль повествования и тот факт, что секс и наркотики рассматривались в книге в качестве средства для расширения рамок познания нашего мира. Все это было прямо противоположно тому, чем жили мы. Таким образом, видение Керуака оказало неизгладимое впечатление на меня и многих других представителей моего поколения. Роман «На дороге» был издан в Бразилии только в 1984 году, когда страна вернулась к демократии. Книга была для меня настолько символической, что сама мысль о ее адаптации для киноэкрана пришла ко мне не сразу.

- Что вас связывает с поколением битников?
- В конце 60-х – начале 70-х годов я был тинэйджером. Моим ровесникам было несложно понять, что большинство движений, которые мы наблюдали или членами которых становились сами в возрасте 20 лет, брали свое начало там, в поколении Гинзберга, Керуака, Снайдера, ди Прима или Барака. Им удавалось с необыкновенной легкостью менять культуру изнутри.

- В своей документальной работе «В поисках дороги» вы рассказываете об исследованиях, которые пришлось провести перед началом съемок. Почему для вас это было таким важным шагом?
- Когда я начал вести переговоры с «Американ Зотропе» в 2004 году, я не чувствовал себя полностью готовым к реализации такого проекта. Возможность адаптации представлялась мне настолько непростым делом, что я предложил для начала снять документальный фильм, пройдя дорогой Керуака. Остальные члены нашей группы приняли мое предложение, чтобы полнее понять одиссею, описанную в книге.

- Какую версию романа «На дороге» вы и ваш соавтор Хосе Ривера использовали в качестве основы для своего сценария?
- В Лоувелле (штат Массачусетс), городе, где Керуак провел большую часть своего детства и юности, мы встретились с Джоном Сампасом, зятем Джека. Он был необыкновенно щедр с нами и показал мне копии оригинальных черновиков романов Керуака. Я был немедленно тронут актуальностью и открытостью этой версии. Уже первая строчка обещала совершенно иной стиль повествования. Версия, изданная в 1957 году, начиналась так: «Я встретил Дина вскоре после того, как расстался со своей женой». В черновике значилось «Я встретил Нила вскоре после того, как умер мой отец».  Герой черновика только что пережил потерю, которая вынуждает его двигаться дальше. Поиски отца – важная тема, которая звучит в черновом варианте гораздо сильнее, чем в версии, изданной в 1957 году. Эта тема мне самому всегда была интересна.

- Керуак использовал пышный, лирический, цветистый стиль. Как далеко вы отошли от его языка?
- Роман «На дороге» иногда кажется описанием того, что действительно случилось с автором. Однако я все же придерживаюсь мнения, что в книге переплетены реальность и вымысел. И вот вам пример: Керуак описывает дом Уильяма Берроуза в Новом Орлеане как старый, сгнивший особняк в южном колониальном стиле. В реальности дом, в котором Берроуз принимал Керуака и Кесседи в Алджирс, был совершенно другим – небольшая деревянная постройка, расположенная на тихой улочке. Там не было аргонового аккумулятора, который описан в романе. Однако это не важно. Потому что старый особняк и аргоновый аккумулятор присутствовали в других рассказах о Берроузе, которые Керуак слышал от Гинзберга, когда Аллен и Нил ехали на его ферму в Техасе, и он включил их в свой роман. Роман выходит за пределы сухой передачи фактов. Это результат удивительной способности связывать между собой то, что было пережито, с элементами, созданными бесконечно креативным воображением. И для меня было очень важно передать именно дух книги.

- Роман полон противоречий. Одна страница воспевает свободу, а следующая звучит гораздо консервативнее. К тому же книгу особенно критиковали за женоненавистничество. Как вам удалось преодолеть такую дихотомию?
- Как и все великие произведения, «На дороге» вызывал самые разные реакции, в зависимости от точки зрения читателя. Если вы прочтете удивительную биографию Керуака «Книга Джека» в исполнении Барри Гиффорда, вы поймете, как одна и та же сцена может быть интерпретирована по разному, так же как «Расемон» Куросавы. Кое-кто считает книгу женоненавистнической. Однако мне довелось беседовать с молодыми девушками, которые считают героиню Мэрилу женщиной, опередившей свое время, подростком, который взорвал сексуальные табу 50-х и ведет себя так, как было запрещено в пуританской пост-военной Америке. Другие считают Камиллу/ Кэролин безмолвной героиней, которая содержит всю семью в тот период, пока Нил/Дин познает мир в компании Джека/Сэла. И если в фильме женские образы обозначены более четко, чем в книге, то это объясняется именно такой противоречивостью.

- В ваших фильмах, так же как и в остальных роуд-муви, присутствуют два героя, странствующих вместе. Как вам удалось создать этот дуэт Сэла и Дина?
- Керуак совершенно четко описывает характер их взаимоотношений. Дин подстрекатель, зачинщик, «западный ветер», который разрушает все установки, которых придерживалась группа нью-йоркских интеллектуалов, куда входили Керуак и Аллен до того, как Дин появился в городе. Фигура Нила/Дина оказалась настолько интригующей, что он стал центральным героем нескольких книг Керуака, романа «Иди» Джона Клеллона Холмса и нескольких стихотворений Гинзберга. Сэл оказался тонко чувствующим наблюдателем, который сумел выразить словами то дыхание свободы, которое источает Дин, давая нам возможность прочувствовать это на себе.

- Открытые просторы – неотъемлемая часть этой картины. Как вы с Эриком Готье планировали съемки?
- Физическая география является неотъемлемой частью книги, однако еще больше внимания уделяется внутренней географии героев. В одном из своих эссе о фильме «На дороге» Энн Картерс говорит, что эту книгу можно воспринимать как историю о конце пути. В рамках этого путешествия на запад была описана вся страна. Это не случайно. Если учесть, что вестерн – основополагающий жанр в североамериканском кино, конец путешествия на запад знаменует начало конца американской мечты, а персонажи «На дороге» несут эту дихотомию внутри себя. Нам было особенно интересно передать это желание познавать все новое, неизведанное, которое соседствовало с внутренними конфликтами героев. С самого начала Эрик Готье благодаря своему внимательному взгляду понял этот парадокс. Он сразу же занял удобную позицию с камерой в руке, что позволяло держать под прицелом и главных героев, и их скитания.

- Несмотря на то, что джаз является животворящей силой для романа, он оказал большое влияние на поколение рокеров. А ваши герои танцуют джиттербаг или щелкают пальцами под бибоп?
- Проект «На дороге» получил такое стремительное начало благодаря молодым продюсерам из МК-2, что у нас не было времени подготовить заранее саундтрек за исключением песни Слима Гейлорда. Поэтому Густаво Сантаолалла пришлось работать параллельно со съемками. Из-за этого между образами и музыкой, которую я нашел гораздо интереснее, образовалась пропасть. Музыка перестала оттенять созданные образы. Когда работаешь с таким талантливым человеком, как Густаво, приходится использовать такой шанс на полную. Густаво воплотил свои мелодии в жизнь с помощью таких великолепных музыкантов как Чарли Хейден и Брайан Блейд.

- «На дороге» рассказывает историю юности, горящей, словно свеча в темноте. Однако сюжет не лишен радостных моментов, которые присутствовали в сценах с танцами. Как вам удалось добиться от актеров проявления такой энергии?
- Это правда, герои книги горят, горят, горят, словно римские свечи. Как удалось перенести эту энергетику на экран? В языке мимики и жестов актеров, в постоянном движении, которым наполнен весь фильм, в моменты наивысшего наслаждения, как, например, танцевальные сцены… Но нам приходилось помнить и о моментах тишины, чтобы они контрастировали с теми эпизодами, которые характеризовались высоким темпом.

- Вы решили собрать актеров, исполняющих главные роли, в своеобразный лагерь битников. Зачем?
- Это эксперимент, который я  повторяю со времен работы над «Чужой землей». Идея состоит в том, чтобы создать сплоченный коллектив единомышленников до того, как начнутся съемки. Барри Гиффорд, автор знаменитой «Книги Джека», приезжал в лагерь, чтобы рассказать нам о книге и ее героях. Дочка Луэнн, Анн Мари Сантос, тоже приезжала встретиться с нами и привезла целую кучу фотографий своей матери и бесценный багаж информации. Было очень трогательно видеть, как она общается с Кристен. Так же, как во время визита сына Нила Кесседи, Джона. Он был удивительно открыт с Гарреттом и поведал нам нечто очень важное: «На дороге» – это не роман о поколении битников. Это история о молодых людях 17-20 лет, в основном детей иммигрантов, которые не смогли найти себе места в консервативной Америке 40-50-х годов, и решили восстать против нее, меняя ее культуру изнутри. «На дороге» – это момент перед самым извержением, когда лава закипает в недрах, готовая вот–вот вырваться наружу.

- В чем, по-вашему, современность Керуака?
- Она кроется в его стремлении все познать на собственном опыте. Переживать эмоции, чувствовать запахи и вкус, проживать каждый момент жизни в полном объеме. Когда я снимал документальный фильм, мы ехали по Сан-Франциско на машине с Лоуренсом Ферлингетти. Глядя на забитый транспортом Бей Бридж в сторону Беркли, он произнес фразу, которую я никогда не забуду: «Вот увидишь. Назад больше пути нет». Когда писался роман «На дороге», мир еще не был полностью размечен на карте. Борджес часто повторял, что нет большего удовольствия в литературе, чем  давать имена тем географическим объектам, которые их еще не имеют. Сегодня у нас складывается ощущение, что все уже названо и открыто до нас. «На дороге» – это своего рода противоядие от этой неподвижности.

 

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.