Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Давид и Стефан Фонкинос: "Вспышки страсти и метеориты фантазий"

Опубликовано: 23.02.2012

Интервью с авторами фильма "Нежность"

Давид и Стефан Фонкинос:  "Вспышки страсти и метеориты фантазий"

- Дэвид, «Нежность» - ваш восьмой роман и самый популярный. Он переведен на языки 21 одной страны и, насколько я знаю, сегодня продано уже более 700 тысяч его экземпляров! Зачем вам нужно было превращать книгу в фильм, если ее популярность итак зашкаливает?

Давид: Я всегда хотел писать романы и всегда хотел снимать кино. После  выхода романа, во время споров, которые его сопровождали, я понял, что для меня эта история оказалась более личностной, чем я ожидал, что этот  сюжет по-настоящему трогает меня. После выхода моих предыдущих романов я чувствовал усталость, мне хотелось заняться другими вещами. Но на этот раз я не мог избавиться от рассказанной мною истории. Мне хотелось продолжать говорить на эту тему, у меня оставалась энергия, чтобы продолжить историю. И еще был Стефан, он с самого начала хотел снять эту историю.  

Стефан: Да, мне повезло, что Давид дал мне прочесть роман сразу, как только его закончил. Я   понял, что по нему нужно снять фильм  ещё до того, как мы узнали, что у «Нежности»  столько поклонников.

Давид: Но я не хотел, чтобы этот фильм стал точно экранизацией книги, я решил написать  сценарий по ее мотивам, пытался найти новые идеи.  

-  В основе вашего литературного стиля  обычно лежит желание поиграть с читателями. Ваши романы – это всегда гипертекст, в них  присутствуют цитаты, аллюзии, самоирония по поводу собственных книг, самые разные отступления от основной темы, сноски, отсылки, списки-перечни, результаты футбольных матчей, рецепты ризотто со спаржей… Как вы смогли перенеси все это в кино?  

Давид: А нужно ли? Фильм – не роман, там есть то, чего нет в книге, и эти находки должны быть визуальными.            Главной задачей для меня было создать новые фантазии. Мы со Стефаном  не хотели, чтобы фильм получился излишне литературным. И если в фильме есть цитаты, то они кинематографические.

- Приведете пример?

Давид: Мы посвятили одну сцену, так называемую, «сцену с печеньем», фильму «Домашний очаг» Франсуа Трюффо. Трюффо оказал на  нас большое влияние в свое время.

- А кто еще является вашим кумиром в кино?

Стефан: Мы с Дэвидом любим комедии положений. И персонажей похожих на Жака Тати, Пьера Этэ или Блейка Эдвардса.

- А вот ваши персонажи не смотрят кино, они все больше читают…

Давид: Да,  Маркус читает Эмиля Чорана (прим.пер. – французский эссеист, философ, «пророк эпохи нигилизма»). А героиня  Одри Тоту в фильме читает роман Гончарова.

- Вы часто говорите, что снимали «драмо-комедию». Это как?

Стефан: Мы позаимствовали этот неологизм в английском языке, он лучше впередает идею смешения жанров, чем термин «драматическая комедия». А ещё я говорю, что «Нежность» - это «сме-грустный» фильм. По стилю он соответствует романам Давида.  

- Как вы разделили режиссерские  задачи? Кто за что отвечал? Как вам вообще пришла такая мысль – делать кино вдвоем.

Стефан: Я даже подумать не мог о том, чтобы снимать без Давида. Он автор книги, стало быть, он лучше разбирается в мыслях, психологии, поступках героев. Едва возникала проблема с текстом, Давид выступал как судья. Поскольку я всегда занимался кастингами, то взял на себя заботу управления актерами

Давид: А я написал сценарий, и увлекся монтажом.  Мы прекрасно дополняли друг друга.  

- Как проходил кастинг?

Давид: Мы сразу же послали сценарий Одри Тоту в безумной надежде, что она согласиться, но, не слишком веря в это, хотя персонаж был явно её.

- Почему вы решили, что это именно персонаж Одри Тоту?

Давид: Когда я писал сценарий, я посмотрел пьесу Ибсена «Кукольный дом», где она играла, и был ослеплен её игрой. Я был очарован тем, как она могла совмещать силу и хрупкость, и вместе с тем не забывать о комедии.

Стефан: Я знаю Одри со времен кастинга для фильма Паскаля Байи «Бог большой, я маленькая». Я знаю о её умении работать в разных амплуа, о её изобретательности. Поэтому она  одинаково правдоподобна и в образе женщины-ребенка в начале фильма, и в образе  побитой  жизнью женщины, которая заново возрождается к жизни.  

- Поговорим о мужских ролях. Мне запомнилось, как вы описывали в романе мужа Натали:  вы там писали  о компромиссе между Пьером Ришаром и Марлоном Брандо.  Но в фильме на Пьера Ришара похож  не муж Натали, а влюбленный в нее коллега Маркус.      

Давид: Да, мы долго искали нашего Маркуса. Он ведь швед, так вот мы даже провели кастинг среди скандинавских актеров. А тут внезапно выплыл Франсуа Дамьен. Увидев его, мы испытали шок. Он сразу получил роль.

Давид: Мы много размышляли над комическими чертами Маркуса,  но не хотели, чтобы он выглядел смешным или некрасивым. Для нас было важно соблюсти равновесие. Иногда это касалось простых деталей, например, полного неумения Маркуса справляться с воротниками своих рубашек.

- Рабочие кабинеты и костюмы Натали и Маркуса прекрасно характеризуют этих персонажей. Какие наставления вы давали декораторам и костюмерам?

Стефан: Нас вдохновила эстетика 60-ых годов из телесериала «Безумцы», она полностью вписывалась в нашу концепцию. Благодаря прекрасной игре несравненной Одри Флёро мы воздали едва прикрытые почести тучной секретарше Джоане. 

- А Одри Тату? Как создавался ее образ?

Стефан: В сценарии и во время съемок мы показали три разных периода Натали. Чтобы разработать точный рабочий и постановочный план, мы собирались с командой гримеров и парикмахеров.  Помимо всего прочего, Одри принимала живое участие в выборе причесок. Мы с Давидом хотели, чтобы в начале у неё были длинные волосы (тут нужно отметить, что у Давида мания в отношении волос). В итоге мы остановились на высоко поднятой прическе типа конский хвост, который мы видим в начале и который символизировал молодость и беззаботность.  

- Вы очень тщательно работали в фильме со светом. У вас были какие-либо кинематографические или живописные ориентиры?

Стефан: Нас и нашего главного оператора, Реми Шеврена, сильно поразил Мишель Гондри своей манерой приближения к лицам, игрой с естественным светом в фильме «Вечное сияние чистого разума». Чтобы показать физическое и психическое развитие Натали в той же манере, Реми использовал разные пленки, так он пытался подчеркнуть переход от первоначального счастья к скорби, а затем, понемногу, к возрождению.

Давид: Еще мы вместе с оператором  были впечатлены замедленными сценами в ночном клубе в недавнем фильме Ксавье Долана «Черный лебедь», помимо этого, мы с ним подолгу изучали картины и книги архитекторов-структуралистов, а также фотографии Эрвина Олафа.  

- Музыка составляет важную часть общей тональности фильма. Почему вы выбрали Эмили Симон?

Давид: О да! Мы даже говорим, что «Нежность» - это фильм Давида и Стефана Фонкиноса на музыку Эмили Симон! Во-первых, я убежден, что она потрясающе изобретательная музыкантша. Как певица, она лучше всего отражает внутренний мир «Нежности». Она превзошла все наши ожидания! Предложила нам множество песен. Вначале мы не хотели так много музыки, но   она присылала нам все новые и новые композицию, и все они оказывались созвучны нашим кадрам! Получалось идеальное сочетание, от которого невозможно было отказаться.

- Сцена первого поцелуя вышла неожиданной, тем более, что мы не видели до этого Франсуа Дамьена, верно?

Стефан: Извините, что вынужден вас поправить, но Маркус появлялся незадолго до этого в сцене первого совещания Натали со своей группой. Нам понравилась идея, что главный герой появляется на 30 минуте фильма, но мы не видим его лица вплоть до первой сцены.

Давид: Сцена поцелуя являлась ключевой в фильме. Я почувствовал огромное облегчение во время съемок, когда увидел знаменитое вращение зрачками Франсуа Дамьена. Надо сказать, что Одри нам здорово помогла. В тот день мы выбрали особую стратегию. Мы снимали разные вспомогательные планы, чтобы оттянуть сцену с поцелуем. Франсуа расслабился. И во время одного из планов, когда он меньше всего этого ожидал, Одри поцеловала его с подлинным пылом. В кадре чувствуется его удивление

- Финальная сцена получилась просто потрясающей! Вы её себе такой изначально представляли?

Стефан: Давид приписал этот довольно отважный эпизод к сценарию при полной поддержке со стороны нашей команды. Мы много репетировали, сняли множество дублей. И, наконец, благодаря восхитительным декорациям сада, съемке стационарной камерой, ловкости актеров и музыке Эмили Симон, эта хореография обрела смысл, и мы смогли воплотить наши замыслы.

Давид: Понимаете, мы хотели рассказать простую историю, но освещенную вспышками страсти и метеоритами фантазий!..

- И у вас получилось!

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.