Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Кто не спрятался, он не виноват

Опубликовано: 05.07.2006

В новом сдвоенном номере энциклопедического журнала для настоящих киноманов: сравнение 90-х и 00-х годов (не совсем в пользу нулевых); эссеистика известных деятелей культуры, посвященная ельцинской эпохе; анализ нового типажа современного русского кино - "слуги"; и обстоятельный портрет Ларса фон Триера. Своими впечатлениями от чтения делится Антон Гринев.

Кто не спрятался, он не виноват

Каждый новый номер «Сеанса» – событие. И не только потому, что в российской периодике серьезных изданий, посвященных кинопроцессу (точнее - его гуманитарной, культурологической составляющей), раз-два и обчелся, но и в силу неизменного энциклопедизма каждого номера (последнее время все чаще сдвоенного), дающего пищу для размышлений на полгода-год вперед, до очередного выпуска.

Последний, 27-28-ой «Сеанс» посвящен 90-м годам, новому герою русского кино – «слуге» и симптоматической фигуре мирового кино 90-х - Ларсу фон Триеру.

Рецензионный блок сделали по эффектному, хоть и коварному принципу контаминации, противопоставления: два фильма одного и того же режиссера, один, снятый в 90-е, другой – в нулевые – и рецензии на них с отзывами, большие и малые, с обычной сеансовской обстоятельностью.

Общий напрашивающийся вывод (основанный на оценках совершенно разных и независимых друг от друга экспертов) – что девяностые, на протяжении которых стоял непрерывный и до сих пор еще не забытый стон об уничтожении кино социалистического и смерти в зародышевом состоянии кино постсоветского, все-таки ухитрились оставить после себя довольно сносные, а то и вовсе шедевральные произведения, полные и духа сумасшедшей ельцинской эпохи, и некой общей, уникальной стилистики.

В то время, как нынешние нулевые, когда общим тоном стало говорить, что наш кинорынок таки заработал, процесс пошел, и российские режиссеры вот-вот завоюют если не весь мир, то хотя бы Европу – вовсе не обзавелись такими же «знаковыми» лентами, таким же особым и неповторимым стилем.

Комментировать сие резюме трудно, как часто бывает, - оно куда менее интересно конкретных статей и рецензий. Проще посоветовать дождаться следующего десятилетия. Тогда, глядишь, выяснится, что и в нулевых все-таки снимали и неплохие фильмы тоже, причем некие сиквелы десятых годов тьех же самых режиссеров им отчего-то полностью проигрывают.

Следующий раздел – озаглавленный "Мои 90-е" - состоит из интервью и небольших мемуаров "людей творческих профессий", которые делятся своими тогдашними чувствами, состоящими преимущественно из: восхищенного недоумения и кратковременной эйфории (условный Пригов и мн. др.), утомленного презрения (условный Галковский), радостной брезгливости (условный Дм. Быков) и, конечно же, самовлюбленного стыда (корреспондент "Коммерсанта" Валерий Панюшкин, отличившийся новым сюрреалистическим признанием: после звонка академика Лихачева Ельцину - с призывом приехать на похороны царской семьи - он, де, больше не слыхал разумной человеческой речи).

Статья «Человек-ответ» посвящена столетию кинорежиссера и педагога Сергея Герасимова, однако по тщательности психологического потрета оня является, скорее, антиюбилейной. Известно, что Герасимов начинал как профессиональный актер объединения ФЭКС, а после превратился в одного из классиков социалистического реализма.  К 60-70-м гг. он уже вовсю снимал проблемный, авторский кинематограф, причем ему удавалось сочетать партийную линию с эстетикой современного западного кино.

В статье «Убит при попытке к бегству», стоящей особняком, Никита Елисеев пишет о французском "писателе и авантюристе" Морисе Саксе, послежившего, по мнению Елисеева, пародийным прототипом Мишеля Пуакара - героя годаровского "На последнем дыхании".

В разделе "Новый герой" три автора - Марина Дроздова, Игорь Манцов и Алексей Гусев - анализируют новый для постсоветского кино типаж: профессионального слугу. Дроздова приходит в выводу, что тип этот пока еще не вполне сформирован: большинство наших героев-слуг чувствует себя в роли слуг временно, ожидая момента, когда можно будет покинуть эту "презренную ячейку общества". Манцов прослеживает "взаимосвязь между возникновением устойчивых архетипов в сюжете хозяин – слуга и развитой саморефлексией устоявшегося социума", а Алексей Гусев "рассматривает девятнадцать фильмов мирового кинематографа (самый ранний – 1915, самый поздний – 2001), в которых ключевую роль играют слуги". Редакция подчеркивает, что "колоссальный фактографический материал статьи укрощен жесткой композицией и афористичностью формулировок".

Раздел "Портрет" посвящен одной из самых спорных и скандальных фигур мирового кино - Ларсу фон Триеру. Как обычно, в журнале собрана внушительная подборка цитат о Триере из западной периодики. Кроме нее, отличную (и нелицеприятную) статью написал о датчанине обозреватель "Афиши" Роман Волобуев; любопытные тексты - Томас Бельтцер и Петер Шепелерн; небезыинтересное интервью о Триере дал главный редактор Кайе дю Синема Жан-Мишель Фродон; весьма спорную, но по обыкновению массивную спекуляцию написал петербургский философ Александр Секацкий. Последний рассматривает фон Триера как преемника экзистенциалиста Киркегора и одновременно яростного моралиста Савонаролы. По мнению критика, в каждом своем фильме фон Триер создает репетицию Страшного суда: род экзистенциального испытания, в котором человека проводят сквозь огонь испытаний, вся шелуха сгорает, и остается только его истинное нутро. По мнению критика, интерпретировать результат жетского морального эксперимента фон Триера можно следующим образом: «Как только напускная доброта добрых самаритян улетучивается, становится ясно: это просто подонки».

Завершают журнал книжные рецензии.

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.