Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Разминка перед выходом на сцену

Опубликовано: 15.05.2002

Первая атака на продвинутую российскую публику со стороны немецкого кино в этом сезоне была предпринята в апреле фильмом «Тариф на лунный свет» (слева - кадр из фильма). Чуть позже подоспел тыкверовский «Рай» и «Виктор Фогель». О перспективах возрождения немецкого кино размышляет Алексей Медведев.

Разминка перед выходом на сцену

Бог ее знает, есть новая волна в немецком кино или нет. Пробежит мимо рыжеволосая девушка, – и кажется, что есть. Откроется Берлинский кинофестиваль «Раем» того же Тома Тыквера (на фото – слева) – фильмом постановочно совершенным, но психологически недостоверным и абсолютно неживым, - и кажется, что нет. Очевидно одно: что-то происходит в Германии, и уже не первый год. Весь мир узнал об этом, когда Лола из тыкверовского хита Lola Rennt («Беги, Лола, беги», 1998) добежала до Америки и собрала там свыше семи миллионов долларов – беспрецедентный успех для европейского фильма за океаном.

На самом деле из состояния комы, в котором оно пребывало после смерти Фассбиндера, немецкое кино вышло даже чуть раньше. Но стоит посмотреть любой из немецких хитов, снятых в первое десятилетие после падения Берлинской стены (1989 год), хотя бы нашумевший «Жизнь – это стройка» (1997) Вольфганга Бекера, и становится ясным, что это продукт сугубо национальный, к жизни за пределами Германии непригодный. Герои необаятельны и самовлюбленны, действие пробуксовывает, а если и развивается, то судорожными толчками, когда режиссер вдруг вспомнит о сюжете.

Тыквер нарастил немецкому кино мускулы, сделал его жизнеспособным. Растянуть 20-минутный эпизод на полтора часа экранного времени? Рассказать биографию персонажа за пару секунд ураганного монтажа сменяющих друг друга кадров? Пожалуйста! Тыквер создал игровую вселенную, построенную на совпадениях, случайностях и вере в чудо. А кино, как добрая девушка из модного французского фильма, этим случайностям помогает, строит из них легкую изобретательную конструкцию, делает чудо возможным.

Тыквер оказался не одинок. В том же 1998 году свой дебютный полнометражный фильм выпустил 24-летний немецкий режиссер турецкого происхождения Фатих Акин, один из самых перспективных в Европе. И хотя «Быстро и без боли» - это жесткая этническая драма о турке, сербе и греке, пытающихся выжить в преступном мире современного Гамбурга, в фильме чувствовалась та же легкость и свобода, что и в «Лоле».
Стало ясно, что новая Европа, населенная миллионами легальных и нелегальных иммигрантов, это не только новые противоречия и проблемы, но и новая энергия, новое мультикультурное пространство с новыми возможностями для творчества. Кстати, за последние три-четыре года Германия стала своеобразным центром мультикультурного кинематографа: там были сняты «Горе-убийцы» (2000) Дито Цинцадзе, «В июле» (2000) Фатиха Акина, «Англия!» (2000) Ахима фон Борриса с Иваном Шведовым, Мерабом Нинидзе и Чулпан Хаматовой. Хаматова вообще чувствует себя в интернациональной среде, как рыба в воде. Снявшись с Морицем Бляйбтроем в «Лунном папе», она вслед за тем сыграла в «Тувалу» немецкого режиссера Файта Хельмера (1999). Затем была «Англия!» и наконец «Виктор Фогель, король рекламы» (слева – кадр из фильма) режиссера Ларса Крауме (2001), в котором она исполнила роль художницы-нонконформистки, подружки юного специалиста по рекламе. Случай Хаматовой – не исключение. Переселенцы из Восточной Европы и стран третьего мира в Германии занимаются не только уборкой улиц и приготовлением шаурмы – они создают динамичную европейскую культуру нового века.

В Германии есть и внутренняя иммиграция – бывшие восточные немцы, «осси», которым не так-то легко найти себя в объединенной Германии. Но, как сказал в интервью вашему покорному слуге Мориц Бляйбтрой, противоречия, порожденные объединением Германии, - это и есть главный источник творческой энергии для немцев. Западная Германия, с ее повсеместным культом вины за прошлое, во многом утратила свою немецкость, спасаясь от чувства исторической ответственности путем тотальной американизации. Бывшие восточные немцы хотят быть немцами, что бы это ни значило, а значит, являются главными поставщиками и потребителями новой немецкой культуры.

Новые фильмы это подтверждают. В прошлом году Ханнес Штёр представил на Берлинском кинофестивале свою трагикомедию «Берлин – это в Германии», удивительную историю восточного немца, попавшего в тюрьму незадолго до падения Берлинской стены и вышедшего на свободу через десять лет – с банкнотами с портретом Маркса в кармане и без малейшего понятия о том, как устроена жизнь в этой новой стране. В этом году лучшим немецким фильмом в программе Берлинале стал «Гриль-бар «На лестнице» (Halbe Treppe) Андреаса Дрезена, в котором удачно используется восточногерманский колорит Франкфурта на Одере – городе, где стоят такие же дешевые кафешки, как у окраинных московских метро, детей называют Машами и Гришами, а из окон высокого здания видна Польша. Увы, в целом немецкая программа последнего Берлинале оказалась слабой, хотя новый директор фестиваля Дитер Косслик неоднократно заявлял о том, что немецкое кино возрождается из пепла. Кроме «На лестнице», стоит отметить, пожалуй, только комедийную мелодраму «Тариф на лунный свет» Ральфа Хюттнера, удачную попытку скрестить операторские и монтажные решения «Лолы» с крепким мэйнстримным сюжетом, да молодежную драму «Мой брат вампир» (слева – кадр из фильма) Свена Таддикена. Не оправдал надежд Кристиан Петцольд: после многообещающего дебюта «Внутреннее состояние» он представил публике тяжеловесный и скучный триллер «Мертвый человек». Преобладали же однообразные малобюджетные картины о первой любви в среде неприкаянной молодежи: «Ни о чем не жалею» Бенджамина Квабека, «Энгель и Джо» Ванессы Йопп, «Делают ли это рыбы?» Альмут Гетто. Так что, скорее всего, это пока еще не новая волна. Но, как минимум, хорошая разминка. И когда волна, наконец, нахлынет, наверняка не один немецкий режиссер окажется на гребне.

Алексей Медведев, специально для ДК

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.