Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Азиатский набег

Опубликовано: 19.09.2001

Азиаты лидируют на кинофестивалях мира: Иран, Китай, Япония, Тайвань, Корея. В России еще недавно думали, что это западная причуда. Наши прокатчики и телевизионщики слышать не хотели о том, чтобы приобрести нашумевший в мире китайский фильм. Мол, нашенский зритель не привык к узкоглазым лицам. Во Франции, в Америке привыкли, а вот в полуазиатской стране, видите ли, нет.

Азиатский набег


Конечно, бывали исключения. Еще в начале перестройки фурор у нас в прокате произвела "Империя чувств" Нагисы Осимы -- первая "узаконенная порнография". Не так давно Осима вернулся в Россию с "Табу" - первым самурайским гомосексуальным фильмом. Но сенсации не произошло: народ за эти годы далеко продвинулся на пути сексуальной революции, и поэтико-метафорический язык Осимы кажется устаревшим. Зато корейской "Империей чувств" назвали фильм "Ложь" - психологическую студию садомазохизма. Ее наши кинотеатры либо отказывались крутить, либо ставили на полуночные сеансы. Раньше - неловко как-то. Теперь фильм можно купить на видео в серии «Другое кино».

Вслед за "Ложью" произошла целая экспансия моднейших азиатских фильмов. Это прежде всего пакет картин культового гонконгского автора Вонга Кар-вая, который прославился динамично-клиповым "Чунгкингским экспрессом" и гомосексуальной love story "Счастливы вместе", а в прошлом году чуть не выиграл Каннский фестиваль, показав там свою новую работу - "Любовное настроение". Все эти фильмы прошли этой зимой в Москве чрезвычайно успешно. «Любовное настроение» теперь украшает видеосерию «Другое кино» под номером 14. Другое знакомство, которое на днях предложено российской публике – японец Такаси Миике с набором фильмов, шокирующих своей дикой эстетикой. Один из них - "Кинопроба" - довел народ до обмороков на фестивале в Роттердаме. Начинаясь как сентиментальная мелодрама, он безо всякого предупреждения переходит в беспощадный и злобный триллер. А все вместе - проекция страхов, которые лелеет мужское подсознание перед красивыми женщинами.

Конечно, не все азиатские фильмы столь радикальны.Особое место на карте кинематографической Азии занимает Иран, чьи фильмы тоже постепенно проникают на экраны России. Прежде всего картины Мохсена Махмалбафа - поэтичекий "Габбех" и кинематографически изысканный "Миг невинности" (оба вышли в видеосерии «Другое кино»), а также "Школьные доски" его дочери Самиры, показанные в прошлом году на ММКФ. До сих пор, впрочем, несмотря на несколько иранских ретроспектив, в России толком не знают великого Аббаса Киаростами, которого на Западе называют современным Росселлини.Интерес к азиатскому кино был сильно подогрет в нынешнем сезоне фильмом Энга Ли "Крадущийся тигр, невидимый дракон", а также другими адаптированными вариантами дальневосточной экзотики. Например, китайский "Душ" Йанга Цханга. Этот фильм замыкает более чем десятилетний цикл адаптации мировой публикой китайского кино. Последним жанром, который международно признан, стала комедия по-китайски; последней страной - Россия.

А начиналось все с трагедии. Тринадцать лет назад китайское кино получило первый знак признания в Европе: берлинского "Золотого медведя" за фильм Чжана Имоу "Красный гаолян". Красный - это был цвет рисовой водки, цвет страсти и цвет крови, пролитой японскими оккупантами. То кино казалось экзотически диким - шоковым "холодным душем". Мир постепенно выучил экзотические китайские имена. Долгое время правило бал "пятое поколение" китайской режиссуры, пережившее на своем веку ужасы "культурной революции" и выработавшее в борьбе с цензурой эзопов язык. В самом знаменитом фильме Чена Кайге "Прощай, моя наложница" замкнутая, каноническая поэтика пекинской оперы превращается в универсальный код исторической и человеческой судьбы.

Однако дальнейшее движение в этом направлении было затруднено тем, что критика современных китайских порядков по-прежнему оставалась табу. Да и сам восточный экзотизм в чистом виде начал себя исчерпывать. Проэксплуатировав своеобразие китайской оперы, театра марионеток, искусства фейерверков и даже (не менее красочной) традиции публичных домов, кинематограф в континентальном Китае остановился в ощущении некоторой пресыщенности. Выполнив свою историческую миссию, "пятое поколение" начало отступать в область легенд.

Тем временем на арену вышло "шестое поколение", во всем альтернативное "пятому". Прежде всего, новые режиссеры предпочли делать фильмы не в государственной системе и не в системе копродукций, а как "независимые". И в плане мировоззрения это поколение "бастардов", незаконнорожденных, "выкидышей", "выродков", без веры и корней. Самый диссидентский из этого поколения - Чжан Юань (член жюри прошлогоднего ММКФ) - так и назвал свой первый большой фильм: "Пекинские бастарды". Но в самое последнее время кино в Китае снова меняется. Похоже, оно отходит от острой социальной критики (возможно, в связи с усилением цензуры) и делает явный крен в сторону зрелищности, сентиментальности и комедийности. Тому, что соответствует и мировой моде.

Прошедший не так давно в российском прокате тибетский "Кубок", снятый ламой Кхиентсе Норбу, это, по сути, космополитический продукт с умелым вкраплением региональной экзотики. Если фильмы, подобные "Кубку", и решают какие-то проблемы, то это проблема привыкания новых аудиторий к азиатским лицам и фактурам. Когда-то шаг в эту сторону сделали варяги типа Бертолуччи, снимавшие экспортную ориентальную экзотику в "Последнем императоре" и "Маленьком Будде". Сегодня тибетские Ламы сами научились делать конвертируемое кино. Которое сможет предварить грядущее нашествие в Россию куда более диких дальневосточных фильмов.

Эти фильмы уже вовсю показываются в Европе: например, фестиваль 2000 года в Роттердаме был почти полностью посвящен новому японскому кино. Теперь восточные ангелы или дьяволы подступили к Москве.

Андрей Плахов, специально для ДК

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.