Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Канн 2005: Кобаяши, Салеем, Ален

Опубликовано: 14.05.2005

Программа первых дней в Канне наводят на мысль, что фестиваль не спешит раскрывать свои карты. Он делится кинематографическими жемчужинами крайне осторожно, пестуя и демонстрируя их по одной в день. Вот оно - проявление фирменной галльской скаредности и бережливости. Правда, это не вызывает досады, а наоборот, только разжигает аппетиты и позволяет по достоинству, без суеты и спешки смаковать фильмы...

Канн 2005: Кобаяши, Салеем, Ален

Программа первых дней в Канне наводят на мысль, что фестиваль не спешит раскрывать свои карты. Он делится кинематографическими жемчужинами крайне осторожно, пестуя и демонстрируя их по одной в день. Вот оно - проявление фирменной галльской скаредности и бережливости. Правда, это не вызывает досады, а наоборот, только разжигает аппетиты и позволяет по достоинству, без суеты и спешки смаковать фильмы, достойные внимания. Канн не создает иллюзию «большой жратвы» и не перекармливает мозг удовольствиями высшей пробы. Фестивальная сервировка и перечень меню порой значит больше, чем сама дегустация.
После прошлогоднего триумфа «Фаренгейта 11/9» идеологи фестиваля поспешили отдать свой гражданский долг и отыграли окончательно и бесповоротно самые актуальные «политические» картины форума - японскую докудраму Масайиро Кобаяши (на фото) «Травля» и картину Хинера Салеема «Нулевой километр». Последняя вписалась в модный каннский пейзаж благодаря своему экзотическому происхождению. Теперь, когда померкла кинематрафическая мода на Афганистан, пришел черед открывать для себя табуированные страницы иракской истории. «Нулевой километр» рассказывает историю курдского солдата-участника ирано-иракской войны, находящегося в душевной конфронтации с окружающим арабским миром. Картина Масайиро Кобаяши «Травля» несмотря на свои японские корни также имеет непосредственное отношение к последним событиям на Ближнем Востоке. Героиня фильма побывала в восточном плену и по возвращении на родину подвергается бытовым унижениям со стороны обитателей рабочего квартала, в котором она обитает с отцом и мачехой.
«Травля» решена в подчеркнуто документальной манере, но без «догматической» ряби в глазах и пляшущей камеры. Сегодня такой способ съемки принято считать несколько архаичным и монотонным. Метод бестрасстного наблюдения дает ряд блестящих зарисовок с натуры, подчеркнуто депрессивных, зябких и бесприютных. Когда мытарства героини и ее родных утомляют, глаз начинает особо остро вглядываться в пространство кадра, обнаруживая запредельные признаки нищеты малогабаритных квартир, кварталов, офисов северной провинции Японии. В передаче интерьеров и образов, вызывающих экзистенциальуню тошноту, Масайиро Кобаяши преуспевает больше, чем в самом повествовании, которое кажется если и не вымышленным, то изрядно нарочитым. Удивление, с которым ряд журналистов воприняли появление японского фильма в конкурсной программе, можно рассеять лишь одним объяснением. На каннские лавры претендует не столько сама картина, сколько исполнительница главной роли, актриса Фусако Урабэ, органично вписавшаяся в маргинальную среду обитания.

Разумеется, чтобы поддержать репутацию лучшего на планете форума, Канн не смог бы оправдать второй день существования демонстрацией лишь этих картин. Понадобилися Вуди Ален и его «Матч-реванш» (Match Point)» - главный внеконкурсный дессерт Канн. Все уже поспешили заметить, что гениальный невротик изменил Манхэттену с Лондоном, и что эта «связь» подарила миру, возможно, лучшую картину «его позднего периода». Фильм, действительно, производит сильное впечатление. Его стильность и изящество, осязаемая каллиграфия рождают почти утраченное в современном кинематографе ощущение не просмотра, а прочтения фильма. Словно, все, что проиходит на экране, подчинено не «монтажу аттракционов», а законам эпистолярной пунктуации. Словно камера в своем движении пытается передать недоступную для кино красоту художественного почерка, округлость букв, точек и запятых. В картине есть эпизод, который лучше всего объясняет сказанное. Это едва ли не первая в карьере режиссера эротическая сцена, в которой участвуют Скарлетт Йоханссон и Джонатан Рис Мейерс. Здесь Вуди Аллен прибегает к плавной и неспешной панорамме от окна, запорошенного рождественнским снегом, к любовному ложу и обратно. Спокойный фрагмент, в котором прочитываются вечные алленовские сомнения, его тайная обеспокоенность и вечный страх показаться окружающим слишком откровенным. Страх, который побуждает его искать и находить идеальное решение для всей сцены. Будучи Зелигом – человеком-хамелеоном, Вуди Аллен маскирует свой фильм под неторопливый слог классической прозы 19 века. Он снимает оригинальную и невероятно точную версия хрестоматийного романа Достоевского «Преступление и наказание». И, одновременно, обнаруживает тонкую духовную связь со своим соотечественником Генри Джеймсом, по своему трактуя тончайший дисбалланс в отношениях между Старым и Новым Светом. После Франсуа Трюффо Вуди Аллен кажется единственным в своем роде режиссером, которому удается преодолеть грани между литературой и кино. Он снял шедевр, тем более ценный, что магия и сила его обходятся без модных экранных ухищрений и манипуляций, к которым прибегает современное кино.

Игорь Сукманов, Канн, специально для ДК

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.