Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Канн 2005. Молл и Ки Дук

Опубликовано: 12.05.2005

Кажется, этот отрезок земли храним от дурного настроения и непогоды. Жемчужина французской Ривьеры встречает поломников в страну кино с радушием, излучая свет и тепло. Канн живет невероятно опрятной жизнью, рождая иллюзию всеобщего спокойствия. Однако ощущение это обманчиво. Быть в Канне – значит обгонять время...

Канн 2005. Молл и Ки Дук

Кажется, этот отрезок земли храним от дурного настроения и непогоды. Жемчужина французской Ривьеры встречает поломников в страну кино с радушием, излучая свет и тепло. Канн живет невероятно опрятной жизнью, рождая иллюзию всеобщего спокойствия. Однако ощущение это обманчиво. Быть в Канне – значит обгонять время. Час здесь приравнен минуте. Даже неспешное восхождение звезд по знаменитой лестнице в зал Люмьер, задержавшее начало официальной церемонии открытия 58-го кинофестиваля на 30 с лишним минут, похоже на одно мгновение. Катрин Денев, Деннис Хоппер, Кароль Буке, Айшвария Рай, Летиция Каста, Ришар Анконина степенно сменяют друг друга перед объективами камер, приветствуют почетного президента Каннского кинофорума Жиля Жакоба и следуют в зал. На подступах к дворцу их сменяет команда большого жюри – облаченная в сари и слегка смущенная звезда независимого индийского кино Нандита Дас, величавая, гордо потрясающая седыми дрэдами Тони Моррисон – афро-американская писательница, лауреат Нобелевской премии в области литературы, жгучая Сальма Хайек, ведущий мачо испанского кино Хавьер Бардем, легендарная Аньес Варда, суровый Бенуа Жако, бодрящийся турок Фатих Акин, слегка неуклюжий Джон Ву толпятся у подножия лестницы в ожидании президента и патрона Эмира Кустурицы, раздающего автографы и отвечающего на приветствия толпы безвестных синефилов.
По случаю вступления в должность главы жюри Кустурица меняет имидж. Он сбривает бороду, отказывается от привычной сигары. Его внешний вид отвечает по всем статьям приметам буржуазной респектабельности. Замыкают шествие создатели фильма «Лемминг» - картины, которой выпала честь стать экранной увертюрой, прологом, эпиграфом к последующему каннскому действу. Впервые за многие годы фильм, которому выпала честь открывать самый престижный форум мира, оказался включенным в официальный конкурс. Картину представляют режиссер Доминик Молл, его ершистый соавтор, сценарист Жиль Маршан, актеры - благородный Андре Дюссолье, Шарлотт Генсбур, которая с возрастом начинает все больше походить на свою мать Джейн Биркин, Лоран Люкас и, наконец, Шарлотта Ремплинг, главная сенсация фильма, объект восторженности и почитания...
Паломничество в Канн начинается достойной прелюдией. «Лемминг» не разочаровывает, если принять во внимание, что организаторы Канна изначально делают ставку на кинематограф, в котором единовременно живут авторские амбиции, дух коммерциализации и беззаветная любовь к кино. Таким притязаниям «Лемминг» отвечает на все 100. Тени Хичкока, Клузо, Алена Рене и Дэвида Линча образуют вокруг картины необходимое для синефилов защитное поле. Заявленный на правах жанра «психотриллер» то и дело выворачивает свою изнанку, методично и весьма культурно меняет свою ориентацию, преображаясь то в изящную сатиру, то в сюрреалистический кошмар. Молл снимает кино на правах чистого «лекарства от скуки и зауми», конструирует кино интеллектуальное и столь же эмоциональное, заключающее в себе смысл и полную бессмыслицу. Прагматичное кино, рассчитанное исключительно на полет фантазии и игру воображения.
В «Лемминге», кажется, впервые со времен «Моего американского дядюшки» Алена Рене человека попытались сравнить с грызунами. Молл проводит эту параллель и тут же ее обрубает, уводит в сторону «чистого хоррора», переключает внимание зрителя в иную смысловую плоскость, далекую от саркастичных научных гипотез. Однако крючок заброшен и подсознание вопреки сюжетной логике пытается выстраивать увлекательный «антибуржуазный» подтекст событий. В следующий момент Доминик Молл предпринимает откровенную игру в Хичкока. Сюрреалистическая сцена, когда герой обнаруживает в кухне несметные полчища кишащих, издающих отвратительный писк леммингов, повторяет буквально во всем – на уровне мизансцены, звука, изображения - гениальных «Птиц». Здесь Молл вновь заставляет зрителя сомневаться в правильности своих выводов, ставит его перед выбором – искать ли скрытые намеки и параллели с творчеством великого реформатора кино или воспринимать увиденное как чистый аттракцион, развлечение, демонстрацию искуссного режиссерского почерка, способного манипулировать чувствами публики как ему заблагорасудится.
Доминик Молл так и водит зрителя за нос на протяжении всей картины, чтобы в банальном финале привести к поразительному выводу. Искушенная публика ищет подвоха во всем, что касается большого искусства. Мировой кинематограф привил нам правило видеть во всем абсолютную амбивалентность, за фасадом благополучия обнаруживать тотальное зло, насилие и садизм. В случае с «Леммингом» Молл совершил полную подмену. «Черная» начинка, подозрительность и скрытая угроза обнажают свою позитивную сущность. Ужас оборачивается волшебной сказкой. Ее лукавая сущность состоит в том, что зритель перед лицом свершившегося факта отказывается верить собственным глазам и даже по окончании картины продолжает тщетно выискивать то, чего на самом деле может и вовсе не существует.
Возможно истинный ключ к «Леммингу» лежит в плоскости классических комедий Мариво, в которых математика замысла теряется в изощренных лабиринтах ускользающей интриги.
На примере «Лемминга» можно судить, что нынешний Канн предпочитает видеть в кинематографе символ волшебства и чародейства. Его чары могут увлекать и провоцировать опасность, но они остаются светлыми грезами, простодушной фантазией, призванной не разрушать, а облагораживать личность.

Самое забавное, что этот принцип исповедует картина, которой открывается параллельная секция фестиваля «Особый взгляд». Фильм Ким Ки Дука «Лодка». Несмотря на изощренный садизм истории, парафразы на темы сенсационного «Острова», «Самаритянки» и «Плохого парня», фильм пленяет своей чистотой и наивом. Своей атмосферой он напоминает лирические зарисовки Михаила Калика. Варварская непосредственность Ким Ки Дука заставляет нас самих судить, насколько серьезно мы испорчены цивилизацией. Считать ли увиденное скрытым гимном в защиту педофилии или принимать его за духовный образец волшебной поэзии.

Игорь Сукманов, Канн, специально для ДК

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.