Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Канн 2011. Изгнание Триера

Опубликовано: 20.05.2011

Главная сенсация Каннского фестиваля спровоцировала грандиозный скандал. Канн отрекся от обожаемого Ларса фон Триера, официально объявив его персоной нон-грата. 19 мая 2011 года обернулся «черным» четвергом для гениального манипулятора и едва ли не лучшего автора современной мировой кинематографии. «Черным» он стал и для самого Каннского фестиваля, оказавшегося в положении стайроновской Софи. Глупая выходка датского баловня, заявившего на пресс-конференции о своей некоего рода симпатии к Гитлеру, поставила каннский директорат перед выбором: осудить, подвергнуть остракизму сильнейшего кинорежиссера или самому стать объектом общественной травли.

Канн 2011. Изгнание Триера

Еще вчера Каннский фестиваль требовал от фон Триера публичных извинений. Извинения были получены и опубликованы в специальном фестивальном коммюнике. Вслед за этим состоялась гламурная гала-премьера фильма с участием режиссера и его актрис, что могло значить только одно – фон Триеру сделано внушение, но им по-прежнему восхищаются. Однако сегодня, пережив звездную премьеру, возможно, под нажимом общественности, резкая отповедь обернулась изгнанием из рая. На ум разве что приходит строчка из фонтриеровского синопсиса «…планета по имени Печаль уже приближается к Земле».



Канн в одночасье лишился не только автора, он лишился одного из самых серьезных претендентов на «Золотую пальмовую ветвь». Ибо «Меланхолия», - не в пример другим каннским фаворитам, таким как «Древо жизни» Теренса Малика или «Гавр» Аки Каурисмяки, - самое новаторское произведение нынешнего конкурса. Фон Триер в очередной раз доказывает, что не намерен повторяться и эксплуатировать приемы, принесшие ему заслуженные лавры. От зернистого «догма»-стиля не остается ни следа. Растворяется в небытии и условная, расчерченная мелом территория его «американской недотрилогии». «Наследник» Дрейера вдруг обнаруживает свою привязанность к Алену Рене. Первые кадры стилизованного пролога с его пустынными лужайками и архитектурным камнем выглядят прямой цитатой к «Прошлому году в Мариенбаде». И, кажется, впервые так декларативно пафосно он обращается к ненавистной ему прежде компьютерной графике, рисуя почти сказочный апокалипсис, завораживающий, ласкающий взор и ублажающий слух своей преувеличенной красотой. Здесь и мертвые птицы, падающие с небес, и подснежники в руках прекрасной невесты Кирстен Данст, чье подвенечное платье сплетается с подземными корнями, и поле для гольфа, в котором как в топи вязнет героиня Шарлотты Генсбур с ребенком на руках, и печальная планида на земном небосклоне, несущая погибель всему живому. Дополнительным украшением здесь выступает совершенное в томительности вступление из Вагнеровского «Тристана», которая звучит то приторной насмешкой, то совершенным обрамлением фантомных образов. Ее мелодия, которая возносится к гармоничной коде, но так и не достигает ее, сродни ожиданию конца света, мучительному и сладостному одновременно.
В этой безупречной «меланхоличной» грезе сосредоточена и вся красота и выдаваемая за эту красоту пошлость окружающего мира. Можно утверждать, что в этом чарующем мире буржуазных ундин, объятом бесчисленными фрустрациями, отчаянием, презрением и мизантропией, нет ничего случайного и безотносительно красивого. «Меланхолия» - это не просто жанровое прочтение научной фантастики или философское заключение о действительном закате цивилизации, об ожидании смерти. Данный арт-хаусный энтертейнмент для высоколобой публики – это прежде всего интимный авторский дневник, в котором представлена «душа Ларса фон Триера за работой».

Два года назад «Антихрист» с его гнетущей энергетикой изживал внутренних фон триеровских демонов. Публика возмущалась, писала петиции, обвиняла режиссера в женоненавистничестве, в служении оккультным силам, в который уже раз называла фон Триера «фашистом». А Ларс делал свое дело, выворачивался наизнанку и занимался очищением сознания от шлаков депрессивной, маниакальной неприязни к миру. Он это «черное» из себя изгонял как беса. Это был его личный психоаналитический сеанс, в течение которого он всем делился начистоту. То, что не каждый зритель готов выступить в роли психоаналитика и способен проявить заботу о ближнем, а уж тем более проявить толерантность к проявлениям больной души, фон Триера мало волновало. Он с собой боролся. И в итоге вышел победителем. «Механхолия» - это целенаправленное продолжение «записок сумасшедшего», вставшего на путь исцеления. Только вопрос в другом. Просветленный дух фон Триера погружается в задумчивую созерцательность, в романтическое оцепенение, в то время как разум по-прежнему скептичен. «Меланхолия» трафит зрителю своей прекрасной картинкой, но содержательно не оставляет камня на камне от натужного гуманизма. Здесь не может быть хэппи-энда или хотя бы утешительного финала. Мир ничему не учится, все заражено эгоизмом, черствостью и лицемерием. Самое оптимистическое – это то, что рано или поздно всему придет конец. Мы лишимся всего - жизни, сомнений, безверия, страхов.

«Меланхолия» - крупное произведение современного кинематографа, серьезное воззвание к человечеству, становится жертвой пресловутой человеческой глупости, амбициозной мельтеши нашего доморощенного «корабля дураков». Фон Триера изгнали из Канн. Скандал свел фестивальную интригу на «нет». И если «Меланхолию» жюри не собирается брать в расчет, то очевидно одно - без такого серьезного конкурсанта вся остальная борьба за «каннское золото» в этом году теряет смысл. Гигант соскочил с орбиты, очистив путь к победе произведениям по-своему талантливым, но страдающим авторскими самоповторами и старомодным бессилием.

Игорь Сукманов, Канн, специально для ДК

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.