Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Канн 2010. Ван Сяошуай и Алехандро Гонсалес Иньярриту

Опубликовано: 19.05.2010

Каннский кинофестиваль-2010, «земную жизнь пройдя до половины», показал, что у маститых конкурсантов «броня» крепка, да куража нет. Случится ли прорыв, соприкоснется ли душа с неподдельным вдохновением экрана? Разочарования сменяются надеждами. Канн то распаляет воображение, то остужает.

Канн 2010. Ван Сяошуай и Алехандро Гонсалес Иньярриту Пока очевидно одно. В поединке официальных показов - «Конкурс» против «Особого взгляда» - перевес на стороне последнего. Если параллельная программа, которую оценивает Клер Денни, еще легка на подъем, еще способна на дерзости, на адреналин в крови, то конкурсные работы, кажется, адресованы аудитории солидных дядек и возрастных критикесс, которым всего дороже политес и прописные истины. Визуальное совершенство этих фильмов не в силах скрыть кризис идей. Режиссеры, кажется, сошлись в нынешней схватке, в расслабленном состоянии духа. Они просто отрабатывают удар, тренируют левую, оттачивают стиль, работают с цветом, светом, выстраивают сложные постановочные мизансцены, платонически влюбляются в своих актеров и актрис, отвлекая всяческими способами внимание зрителя от главного – от зияющей пустоты их взгляда.

Посему каждому из увиденных фильмов первой половины каннского конкурса можно уделить один-два абзаца. И этого будет вполне достаточно, чтобы оценить их достоинства и недостатки.

Китайский фильм «Чонкингский блюз», стоило бы, не ломая язык, переименовать в «Где ты был, Одиссей?» Интересен он не сюжетом, в котором «блудный» отец-моряк дальнего плавания возвращается в родной город Чонкинг, чтобы узнать правду о своем «блудном» сыне, ввязавшемся в криминальную историю и павшем от шальной полицейской пули. Отец ищет истоки бессмысленной жестокости сына и, разумеется, обнаруживает их в своей отцовской безответственности. Фильм начинается как драма, затем погружается в пучину мелодраматического искусства, где морская соль мешается со скупой мужской слезой, и где тоска и поэзия скрепляются порывами ветра. Но конфликт поколений – это только чувственное отображение актуальной китайской истории, столкновения двух систем и двух мировоззрений: консервативных «КНР»-эвских и устремленных в будущее, урбанистических, переживающих экономический бум укладов жизни. Режиссер Ван Сяошуай подает это все мимоходом. Но серии живописных планов города, его кварталов и жилищ, впечатляют больше, чем сама история. Китайский Чонкгинг напоминает невиданный азиатский Метрополис. Однако монументальные небоскребы при приближении оказываются темным, обшарпанным вместилищем человеческих душ. В этих мегадомах люди по-прежнему ютятся в скромных квартирках и живут по законам утопического общежития. На лестничных террасах играют в китайское домино, жуют лапшу, устраивают танцевальные вечеринки. Китайские кварталы новой формации – образ завораживающий, экзотический и самодостаточный.

А вот еще один Метрополис. Метрополис нищеты, отчаяния, нелегалов и религиозного мистицизма. Его сотворил из Барселоны каннский любимец Алехандро Гонсалес Иньярриту. Пригласил на главную роль Хавьера Бардема. Сделал из него мега-страдальца, который промышляет незаконным бизнесом, живет с непутевой женой, трепетно любит своих малолетних деток, общается с мертвыми и мучительно загибается от рака простаты. Этому иступленному миру без жалости Иньярриту дает в пику восторженное, лучащееся детской наивностью название «Biutiful (Прикрасный)». Но «Biutiful» – too much beautiful. Он слишком гламурен, слишком расчетлив, чтобы поверить в его искренность. По уму и не объяснить, зачем понадобилось вводить в художественную ткань фильма виртуозную сцену облавы на улицах Барселоны, развивать линию однополой любви, лишать детства хрупких созданий, оживлять мертвецов… Экзальтированный мир Иньярриту обнажает не боль и не сострадание. Он попросту угождает вкусовой конъюнктуре рынка. Он работает на потребителей «арт-хаусного» продукта, который из искусства успел превратиться в ходовой товар. Иньярриту хочет выглядеть в глазах почитателей совестливым гражданином, эмоциональным трагиком, защитником униженных и оскорбленных. Он просто хочет впечатлять и нравится, и фильм благодаря этому просто распирает от самодовольства – латиноамериканская аутентичность разменивается режиссером на счет «раз». Последняя здравая мысль, которую приходит в голову по окончании этой барочной оратории, - Алехандро Гонсалес Иньярриту войдет в историю, как автор ЕДИНСТВЕННОГО фильма «Сука-любовь».

Игорь Сукманов, специально для ДК
  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.