Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Поющее тело Джона Гринвуда

Владимир Лукин, специально для ДК | Опубликовано: 11.03.2008

Недавно гитарист группы Radiohead Джонни Гринвуд чуть не получил «Оскара» за музыку к «Нефти», которая тоже чуть не получила «Оскара». Бывает. Тем не менее, произведение Гринвуд записал без преувеличений выдающееся, сопоставимое по концептуальной насыщенности с саундтреком Питера Гейбриэла к «Последнему искушению Христа». Гринвуда очевидно привлекают крупные формы, и эта претензия находит благодарный отклик у понимающих людей – среди знаков официального признания можно упомянуть британские Kermode Awards, Critics’ Choice Awards и The Evening Standard British Film Awards. Не все, однако, помнят, что Гринвуд дебютировал на ниве киномузыки значительно раньше эпической саги Пола Томаса Андерсона. Почти шесть лет назад клипмейкер Саймон Паммелл сделал на музыку Гринвуда впечатляющий фильм-коллаж. Теперь он доступен в издании от «Другого кино».

Поющее тело Джона Гринвуда

Экспериментальный проект, озаглавленный «Песнь тела», длится без малого 75 минут. По амбициозности замысла он вполне бы могла потягаться с 9-ой Бетховена или «Симфонией тысячи» Малера. Рождение, взросление, секс, насилие, смерть, мечты – так определяют главные темы создатели фильма. Саймон Паммелл в своем полнометражном дебюте взял на себя смелость высветить амбивалентность самого процесса существования, взяв за основу проблему телесности. А Джонни Гринвуд (на фото) сумел выстроить такую музыкальную конструкцию, в которой каким-то неясным образом это отвлеченное понятие нашло свое эмоциональное воплощение.

«Песнь Тела» – это искусно собранная мозаика, в которой фрагменты чужих фильмов соединяются в эпическое полотно человеческой жизни, от момента рождения до гибели. В фильме соседствуют кадры из работ братьев Люмьер и Дзиги Вертова, Майи Дерен и Дерека Джармена, а современные телерепортажи входят в контрапункт с архивной кинохроникой. Абстрактный портрет человеческого рода таким образом вписывается в столетнюю историю кино (в первую очередь документального), а «Песнь тела» оказывается гимном не только человечеству, но и кинематографу.

Следует отметить что, Саймон Паммелл – не единственный режиссер, который таким образом «снимает» фильмы (на английском языке для этого есть специальное понятие - found footage). На континенте подобными экспериментами занимается венгр Питер Форгач – монтируя пленки из семейных киноархивов первой половины двадцатого века, он порой достигает весьма интересных результатов. Так, например, в своем фильме Tractatus он ни много не мало «экранизировал» «Логико-философский трактат» Людвига Витгенштейна (см. кадр слева). К слову сказать, на фестивале документального кино стран Европейского Союза в 2005 году фильмы Форгача и Паммелла демонстрировались вместе). В сходной стилистике работает и американец Билл Моррисон, который известен своей страстью к полузабытым немым фильмам, пылящимся в самых потаенных уголках киноархивов. В своем фильме Decatia он посредством намеренной деформации и искажения пленки исследует разложение визуальных образов и наглядно опровергает мысль Набокова: «однажды увиденное не может быть возвращено в хаос никогда» (см. кадр слева).

Это специфический кинематограф, характеризующийся высокой степенью абстрактности. В некотором роде он наследует приемам интеллектуального монтажа Эйзенштейна. Лишь на первый взгляд может показаться, что последователи русского гения ставят перед собой более частные задачи. Ничуть не бывало. Если Форгач пытается дать визуальный эквивалент логического позитивизма венской школы, а фильмы Моррисона рефлексируют по поводу fin du image (конец образа) Годара (см. его короткометражку в сборнике «На десять минут старше: виолончель»), то Паммелл разбирает и вновь собирает человеческое тело. Это сближает его с Дзигой Вертовым, для которого, как мы знаем, кинематограф в первую очередь был инструментом создания идеального человека. Паммелл отказывается от революционного утопизма – времена не те – и дает нам портрет человека как есть. Не украшенный лишними драпировками, но и не оклеветанный букет противоречий, сцепление взаимоисключающих свойств. Его кадры достаточно откровенны, и тем не менее, деликатности ему не занимать.

И как фильмы Форгача очень сложно представить без минималистичной музыки Тибора Сцемзо, а фильмы Моррисона – без звукового хаоса Майкла Гордона, так и «Песнь тела» вряд ли бы зазвучала так мощно без музыкального сопровождения Джонни Гринвуда, гитариста и в прошлом идейного лидера Radiohead. В полистилитичном саундтреке он сумел искусно слить воедино и хрупкую электронику, и ураганный джаз, и отвязный, раскатистый рок-н-ролл.

 

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.