Новое сообщение

Вы собираетесь отправить сообщение для пользователя ``

Результаты поиска:

РЕЖИССЁР:
В РОЛЯХ:

Как пользоваться онлайн кинотеатром?

В нашем онлайн кинотеатре авторского кино весь контент делится на платный и бесплатный. Для бесплатного просмотра фильмов регистрация не нужна. Для просмотра платных фильмов необходимо зарегистрироваться в нашем кинотеатре и положить деньги на свой личный счет.

Деньги на счету остаются Вашими и будут списываться только в случае покупки просмотра фильма или покупки возможности его скачать, после Вашего подтверждения. Пополнить ваш счёт в нашем онлайн кинотеатре вы можете множеством способов со страницы редактирования Вашего профиля.

При наличии денег на счету Вы получите возможность оплачивать просмотры и загрузку авторских фильмов буквально в "два клика". Оплаченный фильм доступен для просмотра в течение 48 часов с момента оплаты.

Нашли ошибку?
Закрыть

Задайте вопрос
или сообщите об ошибке

beta 5.0
E-MAIL
ПАРОЛЬ
Войти через:
ИМЯ
E-MAIL
ПАРОЛЬ

Призрачная угроза

Татьяна Шоломова, специально для ДК | Опубликовано: 30.05.2007

За точку отсчета следует принять премьеру «Шрека Третьего». Персонаж уверенно живет, развивается и приступил к размножению. В Штатах говорят о появлении «второго Микки Мауса». Шрек настолько обаятелен, что сама мысль об опасности кажется абсурдной. Его используют в качестве идеолога, проповедующего семейные ценности и пекущегося о частной жизни. Он же - «серый кардинал», успешно проводящий операцию «Преемник». Первый мультфильм о Шреке иллюстрировал связь прогресса с нетривиальным замыслом, что и обеспечило прорыв. Впервые полностью сделанный на компьютере мультфильм поставил с ног на голову сюжет народной сказки.

Призрачная угроза

Премьера его совпала с началом съемок отечественного фильма «Медвежий поцелуй», в основе которого лежала та же идея: если чудовище не способно стать человеком, значит, красавица должна стать чудовищем. И это случайное совпадение во времени означало не то, что Сергей Бодров несколько запоздал с воплощением, а то, что идея сделалась всеобщей. Отказ от антропоморфизма означает нечто гораздо большее, чем художественное средство. Фиона и Шрек, отвергнув человеческий облик, утверждают равноправие красоты и уродства, человеческого и нечеловеческого. Между тем, народная сказка знает и четко выдерживает иерархию ценностей: быть царем предпочтительнее, чем дураком на печи; богатство лучше бедности; красота выше уродства. Советская культура в свое время пыталась эту систему опровергнуть: в фильмах-сказках двух АлександровРоу и Птушко герой мог, победив Змея Горыныча, отказаться от царства и остаться в деревне. Но хотя бы никто из них все-таки не изъявлял желания до конца дней своих носить медвежью шкуру.

Общий кинематографический фон, на котором Шрек осуществляет свое победное шествие по миру, заставляет призадуматься. Почти одновременно с ним появляется третий «Человек-паук». На пути к нему выстроились в недавней истории «Великолепная четверка» и «Трансформеры», несколько «Бэтменов» и «Терминаторов», «Люди Х» и «Звездные войны», в которых совет джедаев выглядит так, будто Джордж Лукас вознамерился средствами кино проиллюстрировать идею Канта о действенности морального закона для любого разумного существа.

Цивилизованная современность основана на политкорректности, стирающей любые культурные иерархии. Экологическая этика в борьбе за права природы дошла до требований уравнять ценность жизни человека, медведя и березки. А философия и вовсе требует встать на позиции придуманного в Голливуде инопланетного агрессора: следует-де признать, что, появись во Вселенной более высокоразвитое существо, чем Homo sapiens, и оно будет иметь такое же право питаться нами, каким мы обладаем по отношению к бройлерам. Наши предполагаемые защитники ничуть не лучше – почему-то человек как таковой все реже оказывается способен постоять сам за себя в борьбе с силами зла, – ему нужно дождаться доброго киборга, расположенной к нему компьютерной программы, скреститься с пауком, напялить костюм летучей мыши…

Распространенность монстров в современной художественной культуре можно объяснить не только разгулом фантазии. Все это легко сопоставляется с распространенными в Средние века рассказами о заморских чудесах (вроде людей с песьими головами). Засилье псиглавцев сегодня объясняют либо невежеством средневековых людей, либо – неспособностью найти подходящие слова и внятные определения для описания заморских диковинок. Что же означают нынешние попытки оживить персонажей комиксов? Не воспринимать же всерьез апелляции к особенностям американского ума!

Иногда искусство обнаруживает владение даром предвидения. В XIX веке в России родилась литература, чуткая к неочевидным, т. е. глубинным социальным процессам и изменениям общественного сознания. Лишь в следующем столетии стало понятно, о чем иногда проговаривались какие-нибудь «Бесы» Достоевского. Почему бы не предположить, что дар пророчеств обрело сегодня массовое кино, причем в своем наиболее обличаемом американском варианте? Если какие-то его проявления кажутся не слишком интеллектуальными, ничего страшного: ум не обязательно сопутствует интуиции. Оно не пророчит инопланетную интервенцию, а обозначает кризис и разочарование в самосознании человека, понимании им своих возможностей и своего места в мире. Отсюда – пир монстров на экране.

Там, где русские, эксплуатируя свои страхи, рассказывают анекдоты, - именно там американцы, возможно, снимают фантастические боевики. «По сведениям Дж. Буша, безопасность Нью-Йорка была возложена на Человека-паука» - эта шутка внезапно аукнулась в «Человеке-пауке-3». Фильм сначала изумляет тем, какие же у жителей США крепкие нервы, если, несмотря на все клятвы шестилетней давности, они вновь способны успешно громить Нью-Йорк. Но потом становится понятно, что народное сознание, не верящее в реальный приход героической полиции в минуту реальной опасности, ищет возможного спасения у некой нечеловеческой, смутно предполагаемой силы. Хотя бы потому, что не очень хорошо осознает, где враг и откуда придет опасность.

Сходные процессы наблюдались в культуре и ранее. Появление «Утопии» Т.Мора и «Города Солнца» Т.Кампанеллы культурологи объясняют сегодня кризисом ренессансного гуманистического сознания, когда человек перестал доверять как истории, переместив действие на изолированный остров, так и человеческой природе, предложив мелочную регламентацию общественной жизни. В нашем случае на правдивые повествования из жизни монстров накладывается литература в жанре фентези, которая только усугубляет и без того немалый уровень невежества (за последнее время уровень образования и адекватность картины мира сильно понизились). В отличие от традиционных авантюрных и исторических романов она не описывает и, следовательно, не будит интереса ни к реальному историческому прошлому, ни к географии, ни к этнографии. В то же время, настойчивое желание перенести действие в иные миры или поправить псевдоисторическое изображаемое прошлое (а если взять жанр «турбореализм» - то и настоящее) свидетельствует о недоверии, которое современный человек испытывает в отношении мироустройства, истории и даже самого себя. Ничего нового в современном кризисе, разумеется, нет. Люди постоянно живут с мыслью о нестабильности своего настоящего; другое дело, что всякий кризис облекается в свои художественные формы. Если главным героем-проповедником незыблемых ценностей сегодня становится Шрек, этот борец с антропоморфизмом, – значит, утрачено доверие даже к собственному облику и физическим возможностям.

Но зафиксировать кризис сознания – еще полдела, это можно было бы рассматривать, как настойчивое предупреждение об опасности. Но чем оно настойчивее, чем красочней и привлекательнее становится изображение этой опасности на экране, тем больше предупреждение начинает граничить с культивированием. Александр Амфитеатров, написавший в 1911 году книгу «Дьявол», замечает, что первоначально о главном враге рода человеческого было практически ничего не известно: в Ветхом завете дьявол животное (змий) – и только. Но благодаря своей буйной фантазии и стремлению познать непознаваемое человек бросился осваивать смутно ощущаемую опасность силами религии и искусства., В итоге он собственными усилиями и волей создал себе мощнейшего врага, такого, которого почти невозможно одолеть. Книга Амфитеатрова, конечно, не о дьяволе как таковом, потому что его нет. Она о том, как представляет себе его человек. Поэтому и смерть дьявола, по Амфитеатрову, в том, что человек к началу ХХ века перестал ежедневно и ежечасно думать о нем и в каждой мелочи видеть следствие дьявольского вмешательства. Свято место не осталось пусто: пометавшись немного в предположениях, кто бы это мог быть, современный человек остановился на монстрах (в крайнем случае – на инопланетянах), которые бывают добрые и злые, но точно так же склонны вмешиваться в дела человеческие. Из чего следует, что мы по-прежнему не одиноки во Вселенной, но при этом не достаточно сильны и самостоятельны, чтоб полагаться лишь на себя. Из этого же следует, что мы перестанем полагаться на благосклонность чудищ, лишь когда нам это надоест. Но массовая культура на страже: она не даст нам скучать, и довольно быстро выставит на замену и нового соперника, и нового борца за наши идеалы.

 

  • комментарии
Для написания комментария необходимо авторизоваться или, если вы ещё не являетесь нашим пользователем - пройти экспресс регистрацию.